Денис Спирин (deni_spiri) wrote,
Денис Спирин
deni_spiri

Category:

Луптюг и я



Итак, вторая часть, второй день тож бездорожных костромских покатушек. На приключения и достопримечательности сей пасмурный и короткий световой день оказался ещё менее богат, чем предыдущий. В итоге посетил лишь один населённый пункт — посёлок Луптюг, расположенный недалеко от берега одноимённой реки. По сути, побывал я там исключительно ради проверки сил своих и автомобильных. Ну и, безусловно, привлекло название — обожаю древние топонимы. Правда, второй раз поехать ради забавного угро-финского гидронима меня не заставишь — слишком долго и тяжко ехать. А коли довелось там побывать, так давайте взглянем, чем же примечательно далёкое село Луптюжное.



Утро второго дня началось в полпятого, в тот момент, когда своим шуршанием нежданные соседи дали о себе знать. Мыши... Хорошо, что я люблю "шерстяных" зверюшек и, несмотря на то, что ночью божьи твари мешали спать, а утром мы не раз пересеклись, отнёсся к ним я благосклонно — тапочками не гонял. В 07:00 завтракаю лапшой с сосисками (их же отвариваю в дорогу), а на предстоящий день набиваю рюкзак чем-то съестным, несущественным. Кстати, весьма пригодилась функция автозапуска: за 15 мин до выхода из окошка номера завёл и прогрел двигатель моего авто. После оставалось лишь загрузиться и в путь-дорогу. А дорога оказалась муторной. При всём желании, после Пыщуга разогнаться свыше 30 км/ч было чревато последствиями. Раскуроченный асфальт хуже гравия. Машину трясло безбожно. Поэтому путь до Вохмы (начальная цель), до которой от Шарьи 150 км вышел намного продолжительнее, нежели я мог предположить. Дороги пустынны, выходил и фотал единственную достопримечательность — «Тёмную сталь».


Из приятного отметил бы, что по дороге встретил двух огромных лосей. Один более крупный, тёмно-бурого окраса, второй поменьше, прильнувший к большому, неспешно перешли дорогу в метрах пятидесяти от бампера авто. Забавно! Из животного мира в эту поездку вблизи рассмотрел светло-серую небольших габаритов сову, пару стай шустрых ярких снегирей (не видел их с детства) и, слава Всевышнему, что не встретил серых чудищей и медведей, чьи следы мне попались в огромном количестве в день, когда шёл полями и лесами к заброшенным деревням. Как писал в предыдущем посте, встретить здесь сетевые АЗС (ТНК, Роснефть), согласно картам и навигаторам, полная чушь. Между заправками расстояние 50-80 км, и вам встречаются лишь подобные этой (ниж. фото). Помнится, по возвращении в Шарью, снова поверив навигатору, заехал туда, где должна была наполнить бак моего авто «Роснефть», но не увидел вообще ничего. Рядом обнаружил "безымянные" топливораздаточные колонки. Завидев полицейского, не веря, что во всём городе нет нормальных заправок, обратился с вопросом: «есть ли тут вообще известные АЗС». На что получил ответ с улыбкой: «да здесь все такие». Делать нечего, заправился на том и тем, что было.


Время 11:00, а я только на границе пос. Павино, т.е. какие-то 100 км ехал 1 час 45 мин. Павино (Георгиевское-на-Вочи) расположено на берегу реки Пызмас. Название реки включает слова «пызь» – мука и «ма» – страна, что в переводе с языка коми означает «мукомольная страна». С VI века эта земля была населена коми-пермяцкими народностями, удмуртами. С X века здесь обосновались марийцы. Если обратиться к справочникам, то узнаем, что Пермь — древнерусское название исторической области (XIII-XVII вв.) от Урала до рек Печоры, Камы и Волги, населённой народом коми (зырянами). Отсюда и столь необычная топонимика края. Преодолевая километры, пересёк множество рек и речушек, названия которых берут корни в далёком прошлом, от прежних хозяев края: Большая и Малая Шанга, Шайма, Ночной Портюг, Пыщуг, Вочь, речки Фёрдос Петровский, Андроновский, Белый, Сухой и просто Фёрдос (на указателях не заморачивались, и обозначили как Фёрдос 1, 2, 3).


В 1929-30 гг. здесь создаются первые колхозы, начали действовать масло-, льнозавод, открыта школа крестьянской молодёжи. В 1935 г. в Павине впервые показали звуковое кино; 1936 г. — появились тракторы «Харьковского тракторного завода»; 1938 г. — прилетел первый самолёт (в 1957 г. построен новый аэродром). В 1944 г. коллективы Павинского и др. лесопунктов проводили воскресники под лозунгом «Дадим сверх плана дрова рабочим героического Ленинграда». В детдомах для сирот находились дети из блокадного города. 1965 г. — Павино включено в общую электросистему страны. В 1970-80-х сданы в эксплуатацию районная больница, детсад, спорткомплекс и т.д. В 1981 г. введена дорога с твёрдым покрытием областного значения «Шарья-Павино». Видимо, по её остаткам меня и трясло. Для сравнения "экономического роста" приведу данные того, что было открыто в Павине за посл. 25 лет: музей, центр соцобслуживания, реабилитационный центр для несовершеннолетних, школьная мастерская, Дом ветерана, прошёл фестиваль фольклорных коллективов, да насыпали гравия до пары деревень. На фото: домик в селе Согра.


Ещё 55 км и я на берегу реки Вохмы (ниж. фото). Появление названия Вохма учёные относят ко II–I тыс. до н.э. Если учесть, что в слове выделяется формант «-ма», который в одном из угро-финских языков означает «вода», то более вероятным является перевод «лесная река» или «река, протекающая в лесной болотистой местности». Следы древнего человека обнаружены тут археологическими работами 1957 года, когда были проведены раскопки ряда могильников IX-X вв..


Заехав в посёлок Вохму, не нашёл ничего достойного внимания. Не задерживаясь, направился далее. Через 10 км встал на распутье: ехать ли мне в Боговарово или в Луптюг. Ойконим предопределил мой выбор — поехал ради названия и «медвежьего угла» в Луптюг. На протяжении следующих 20 км было лишь три ответвления на иные поселения. Край лесов и болот. Речки на вологодско-костромско-кировской границе являются наиболее древними из названий дославянских угро-финских племён. Богата финская гидронимия, знающая простую воду под немыслимым количеством названий: Нюрюг, Парюг, Калюг, Кортюг, Матюг, Рюндюг, Шортюг и др. Подобный вид наименований является чем-то нарицательным, вроде «просто река», «лесная речка», «болотная вода», «излучина реки» и т.п. Впереди формантов (значащих частиц слова) ставилось описательное слово. Кортюг – от финского «кор» – глухой лес; Нюрюг – от коми-зырянского «нюр» – болото; Луптюг – возможно, от зырянского «лухт» – заливной луг; Парюг – от коми-зырянского «пар» – литься, а возможно, от финского – край, берег; и т.д. Между прочем, многие исследователи делают вывод, что название Великий Устюг трансформировалось вовсе не от «города в устье реки Юг», а Устюг это самостоятельный топоним.


По пути в Луптюг у меня закончился бензин. Предугадать при таких дорогах (манере вождения) на сколько его хватит довольно сложно. Именно на такой случай в багажнике была полная канистра. Усталость от долгой дороги и вчерашнего дня начинала сказываться. Трясущимися руками наполнил бак, при этом расплескав горючее на саму машину. То был первый признак необходимости отдыха. Однако придавать тому значение не было времени. Списал на голод — всю дорогу не ел, ибо спешил до заката. А сейчас немножко из прошлого Вохомского края. Древняя Русь все племена, населявшие до прихода на Русский Север славян, объединила под общим названием Чуди Заволоцкой (весь, меря, емь, пермь, печера, угра и др.). Территория Вохмы не раз меняла своё административное подчинение: "побывала" в Устюжском уезде Архангелогородской губ., в Вологодском наместничестве и в Вологодской губ., с 1917 по 1929 гг. — в составе Северо-Двинской губ. До 1937 г. входила во вновь образованную территориальную единицу — Северный край. И только в 1944 г. эти земли закрепились за Костромской областью. На фото: пересыхающая речка Калюг.


180 км от Шарьи и 4.5 часа в пути. Кошмар! Если бы не бездорожье на всём протяжении пути, за это время можно было бы добраться, как минимум в два раза дальше. Ну, не выбираем мы дороги в Костромской обл. Спасибо богу Велесу, что доехал и до Луптюга. А именно здесь я и оказался за полчаса, как начало смеркаться. По одометру получилось 909 км, видимо, с учётом вчера накатанных километров. Быстренько вооружаюсь камерой и шуршу деревенским улочками в поисках достопримечательностей. Первым осматриваю Христорождественскую церковь, расположенную на главной сельской площади.


Для села, и столь отдалённого, церковь весьма незаурядного вида и внушительна по своим габаритам. О годе возведения каменной церкви нет достоверной информации. В каких-то источниках указывается 1894 г., где-то иначе. Удивительно, что такие "мастодонты православного зодчества" как сайты «Храмы России» и «Народный каталог православной архитектуры» вообще обошли эти земли стороной. Поэтому в датировке положусь на каталог «Памятники архитектуры Костромской обл.», где сказано, что строительство церкви Рождества Христова началось в 1905 г. и продолжалось около десяти лет. При разборке строительных лесов перекрытие основного объёма рухнуло и его пришлось возводить заново. К 1915 г. была отделана и освящена лишь трапезная, а основной престол не успели освятить из-за начавшейся революции. В 1932 г. в трапезной некоторое время располагался склад, а в основном объёме — клуб. Богослужение было возобновлено в трапезной в 1946-47 гг. и с тех пор не прекращалось. Главный объём не освящался и не имел иконостасов. В 1940-е в трапезной поместили двухъярусные иконостасы, собранные из разных частей  первоначальных при вторичном их освящении (после обрушения).


В 10 метрах южнее храма запечатлел приземистую, каменную сторожку, нач. XX столетия.


В 1871 г. в Луптюге была открыта церковноприходская школа. Нынешнее каменное здание оной построено в нач. XX  века, расположено также на главной площади.


Двухэтажная церковноприходская школа — пример сельского общественного здания периода поздней эклектики.


Позади памятника жителям Луптюга, павшим в годы Великой Отечественной войны (с оригинальной и редкой скульптурной композицией солдата с ребёнком на руках), находится монументальное двухэтажное здание советской школы. До 1917 г. в селе была одна начальная школа с тремя классами (не считая церковноприходской). В 1932 г. была открыта неполная (семилетняя) школа, в 1940 г. реорганизованная в школу с десятилетним сроком обучения. В 1989-90 гг. пущено в эксплуатацию новое здание Луптюгской средней школы. Дела сегодня в общеобразовательной школе, прямо скажем, удручающие. В этом огромном здании всего 17 учеников, а приём на учебный год ведётся в количестве 105 ребятишек. В каждом классе недобор по 10 чел. и более. Собственно население всего посёлка в наши дни менее 300 жит.


Архи важны поднятые вопросы руководителем школы села Введенья (15 км от Луптюга). Выдержки: «...Школа находится в центре двух хозяйств: им. Кирова и колхоза «Борьба». Ещё 15 лет назад это были лучшие хозяйства Октябрьского р-на, но сегодня... Теперь уже не сюда приезжают, а отсюда уезжают люди, увозя с собой детей в поисках лучшей для них доли. Состав населения разнообразен... многие из них — с низким уровнем дохода. Удалённость от центров культурной жизни является причиной неуверенности, недостаточной активности, общительности детей. Социальный состав населения микрорайона свидетельствует о том, что далеко не все родители могут оказать помощь своему ребёнку в становлении его, как личности. Много семей занимают приспособленческую позицию, что называется «плывут по течению». Происходит расслоение семей по материальному признаку. Не каждому ребёнку родители помогают выработать чувство уверенности в своих силах, готовности к преодолению трудностей. Тревожит состояние здоровья детей, недостатки их физического и психического развития. В условиях, когда в результате перемен в стране происходит переоценка ценностей, возник идеологический вакуум. Несколько лет назад пришлось столкнуться с такой проблемой, когда на вахту Памяти к памятнику погибшим воинам-землякам отказывались вставать школьники». Вот вам и оптимизация села, с закрытием Домов культуры, клубов, библиотек, не говоря о школах, яслях, фельд.пунктах и т.д. На фото: одна из немногих колоритных поселковых построек советского периода — бывший магазин «Промтовары».


О самом селе не удалось найти много инфы. В наше время пос. Луптюг относится к Октябрьскому р-ну, с адм. центром в селе Боговарове, впервые упоминаемом в документальных источниках в 1784 г. В 1931 г. там был создан первый колхоз «Свобода». В 1967 г. — Октябрьское дорожно-эксплуатационное предприятие, Октябрьская МСО (межколхозная строительная организация). В 1970-х открыто объединение «Сельхозхимия». Вообще в 1960–70 гг. в Боговарове и районе открывались детские сады и школы, создавались новые предприятия. А после 1990-х — тишь да гладь: в 2002 г. образован фольклорный коллектив «Ирдом», в 2005 г. — музей районной школы стал победителем конкурса «Надежда России», в 2007 г. в селе Потёмкино прошёл слёт жителей забытых деревень, и проч. Радует хоть, что функционирует основное предприятие в районе — агропромгруппа «Боговарово» (на базе бывших колхозных ферм) и маслозавод. Работает также АО «Олимп» (в прошлом — Октябрьский леспромхоз). Впрочем это не спасает от убывания населения.


Однако ж вернёмся к главной доминанте села. Вплоть до 1924 г. в Луптюге продолжала существовать старая деревянная церковь, поставленная в 1793 году. Она сгорела во время сильного пожара, уничтожившего часть села. На её месте был выстроен Дом культуры. Сравнительно редким объёмным построением выделяется апсида церкви — сильно пониженная полуциркульная, с меньшим по объёму вторым световым ярусом.


Примечательны боковые притворы, завершённые гранёными кровлями, напоминающими шатровые.


Обнаружил "архивное" фото этого по-своему величественного храма. Правда, странным оказалось наличие на фото бетонных столбов линии электропередачи. В силуэте здания доминирует высокий двусветный четверик, завершённый рядом кокошников и пятиглавием. Декор здания интересен большим разнообразием приёмов и стилизованных форм, заимствованных из архитектурной практики самого широкого хронологического диапазона. Крупная трапезная усложнена выступающими ризалитами и весьма перегружена декором. Мощная колокольня соответствует направлению ранней эклектики, а верхний свет основного объёма храма насыщен декором русского стиля.


Ещё один примечательный дом, спрятавшийся за поленницей дров.


Здание явно общественного назначения. Давно заброшенное.


Один из немногих добротных жилых домов. Ярким пятном среди серой застройки явился сей дом-пятистенок.


В остальном луптюжская жилая застройка — это смесь небольшого количества старинных изб и рубленных срубов времён Союза.


А вот здесь так и не понял, какому назначению служило вытянутое одноэтажное, ныне заброшенное здание с примыкающей свежей детской площадкой.


Ещё в 1-й части упоминал, что край на северо-востоке области поражает своей разрухой и стремительным вымиранием. Село Луптюг не стал исключением, хотя жизнь здесь продолжается. Демографические показатели подтверждают это. Относительно тех районов, о которых шла речь выше: согласно «Всесоюзной переписи населения 1989 года» Павинский район (сельское население) насчитывал 7933 жит., в 2017 г. — 4098. Вохомский район — 16891 жит. против 8170 в наши дни. Октябрьский район (сельское население) 7658 чел. и 4143 в 2017 г. На то, чтобы население этих районов (и многих других) выросло до уровня 1989 г. Союзу понадобилось более 70 лет (с учётом огромных потерь ВОВ). А новой России потребовалось менее 20 лет, чтобы снизить эту цифру вдвое.


Дома в Луптюге, к сожалению, большей частью не представляют интереса ни с точки зрения деревянного зодчества, ни с исторической. Скромные серые избы с узкими оконными проёмами, обрамлёнными в простые рамки-наличники.


И здесь хватает покинутых домов.


Пробыв в Луптюге 40 минут, возвращаюсь в Шарью. Впереди 180 км пути, есть о чём подумать.


Тем более, когда вокруг одни леса да болота.


С огромным трудом и усталостью (во второй день продержался за руль более 9 часов) вернувшись на ночлег в Шарью, снова отведал лапшу, на этот раз с котлетками, заготовленными ещё дома. Завалился спать, а сон не приходил — сказывалось, видать, переутомление да мышиная возня. Но ночь прошла, семь утра и я снова двигаюсь от Шарьи в сторону Вохмы. На третий день мне предстояло самое необыкновенное приключение — добраться до вымерших деревень. Но об этом сказ будет в третьей части. А пока пересекаю речку Кузюг (Кузюк) – от коми-зырянского «кузь» – длинный, а возможно, от «куз» – ель.


Вот такими дорогами (между крупными посёлками) приходилось бороздить костромские просторы. Это, видимо, остатки той асфальтированной дороги, что была проложена в 1981 году. Истончилась однако.


Меж тем, через 130 км после выезда, к одиннадцати утра прибываю в деревню N, на улочках которой меня встречают дома 2-й пол. и кон. XIX века. Вот необычный пример крестьянской избы-двойни. Летняя (три окна на главном фасаде) и зимняя (с двумя небольшими оконными проёмами) под одной крышей. По центру возведён самобытный мезонин. Кровля двухскатная, дробная, свесы которой сильно выступают над фронтоном. Дом явно строился в несколько этапов.


Другая изба-двойня выглядит более ладной, срубленной на славу. Два объёма поставлены вплотную и заведены под общую кровлю.


Пока я разглядываю старинные избы, задумываюсь о жизни, что была в этом крае раньше. А раньше, во времена пресловутого Советского Союза, в Шарье существовал аэродром, где базировалась 2-я авиационная эскадрилья, входившая в состав 163-го авиаотряда Костромы. В составе эскадрильи было три звена, каждое состоявшее из трёх самолетов Ан-2. И эти «кукурузники» регулярно совершали рейсы из Шарьи до «Вохма-Боговарово», «Вохма-Воробьёвица», «Пыщуг», «Никольск» (Вологодская обл.); в противоположном направлении: «Макарьев-Кострома», «Н.Новгород». Виды лётной деятельности включали не только пассажирские рейсы, осуществлялась доставка грузов (водка, мясо, консервы, одежда); производились лётные химработы; летали в качестве пожарной и санитарной авиации; также была транспортировка заключённых в трудовой лагерь в Воробьёвице. Любимым местом пилотов в Шарье был ресторан «Чайка». В те годы в городе было три ресторана и два кинотеатра. Сегодня до всех перечисленных наспунктов можно добраться либо редким рейсовым маршрутом, либо на своём авто. При том, что на дорогу уйдут часы.


Глубинка никогда не была изолирована настолько сильно, как сейчас. Например, недалече от Вохмы в 1924 г. вырос посёлок Малое Раменье, где впоследствии расположилась Вохомская нефтебаза. От Вохмы до Раменья регулярно ходили автобусы. С 2000-х общественный транспорт стал ходить всего несколько раз в неделю. В Раменье была конечная станция ветки Шортюгской железной дороги, центром которой был пос. Полдневица (до 90-х с населением в 1500 жит.). 15 лет назад поезд «Малораменье - Супротивный» ходил всего три раза в неделю. В 2012 г. ж/д перестала действовать вообще. Также прекратила своё существование узкоколейка на участке «Мостовик-Зинковка», проведённая в 1985 г. от Шортюгской ж/д специально для охвата удалённых наспунктов.


Узнавая всё это, осознаёшь, что живёшь в другой стране. Где-то мостят за миллиарды городские улицы плиткой, финансируют постройку тысяч новодельных церквей, а где-то народ предоставлен сам себе. Никаких финансовых вливаний. Не осталось здесь прежних масштабов аграрных и промышленных хозяйств. Теперь одна больница на сотню деревень, полупустые школы, ДК не сыщешь, как и клубов. И повсюду руины ферм и заводов. Отсюда и деградация, и пьянство. Беда.


Ну, а я тем временем добрался до Макарят, откуда мне предстоял долгий пеший ход до уникальных северных деревень.


P.S. Вчера: ночная дорога, 15 часов за рулём, костромское бездорожье. Сегодня: отсутствие сна из-за мышиной возни, выматывающие дороги, 9 часов в пути. Очередные выпитые литры энергетика не помогают, действие таблетированного кофеина бензоат натрия закончилось. С наступлением в 16:30 непроглядной тьмы (ни отблеска ночного светила, ни звёздочки на небе, а чернота леса вокруг лишь усиливала эффект кромешной темени), пришло затруднение мыслительных процессов. В попытках противоборства Морфею и банальной скуке ни свежий морозный воздух, ни все выше перечисленные факторы уже не могли стать подспорьем. Необходимо было встряхнуть себя. На протяжении пары десятков км, где боль-мень ровное дорожное покрытие, устроил "вброс адреналина". Музыка на всю, в одной руке смарт с включённой камерой, в другой — руль.


Дороги ещё более пустынны, нежели днём. И кроме опасности вылететь в кювет, был риск встретить лосей (впрочем, я надеялся, что они уже спят).


А может, ни на что не надеялся, либо на «авось». Но было весело!


Продолжение следует, а Первая часть ТУТ.

При создании поста использован материал следующих источников:
- Дорогами земли Вохомской
- Историко-краеведческое издание "Костромская сторона"
- статья "Руководитель общеобразовательного учреждения"
- "Стоял дом". Аэропорт Шарья. часть 2
- Луптюгская основная общеобразовательная школа

Tags: 2017, 4х4, Костромская область, Тёмная Сталь, деревня, деревянное зодчество, заброшенная деревня, церковь
Subscribe

  • Из Казани в Киров, и обратно в Москву

    Вот уж как два месяца прошло с написания последнего отчёта — первой части обзорного поста Новогоднего путешествия. В который раз запускаю…

  • Новый Год в иноверческих землях

    Иной вариант названия поста — «Три столицы в Новый Год». В сегодняшнем посте речь пойдёт о новогоднем путешествии, совершённом…

  • Очерк о Судиславле

    Судиславль — в прошлом заштатный город Костромской губ. — сегодня представляет из себя небольшой посёлок городского типа,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 91 comments

  • Из Казани в Киров, и обратно в Москву

    Вот уж как два месяца прошло с написания последнего отчёта — первой части обзорного поста Новогоднего путешествия. В который раз запускаю…

  • Новый Год в иноверческих землях

    Иной вариант названия поста — «Три столицы в Новый Год». В сегодняшнем посте речь пойдёт о новогоднем путешествии, совершённом…

  • Очерк о Судиславле

    Судиславль — в прошлом заштатный город Костромской губ. — сегодня представляет из себя небольшой посёлок городского типа,…