?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Святыни вокруг Великого Новгорода. Начало.
deni_spiri


Занимательное путешествие дорогами Новгородской и Тверской областей состоялось ещё четыре года назад. Поездка давно разобрана в деталях: написано с десяток индивидуальных постов (ссылки в конце отчёта), но в цепочке посещённых достопримечательностей неопубликованным остался репортаж о православных святынях, что во множестве окружают древний город. До последнего откладывал тематику новгородских монастырей, ибо не хотелось в сотый раз пересказывать возведённые в ранг науки религиозные мифы. Но задумка пришла, и сегодня я поведаю не о духовности сих мест и не об их бесспорном архитектурном великолепии. Церковные (и не только) историки утверждают, что монастыри возникали благодаря «подвигам» благочестивых старцев, уходивших в глубь лесов, в пустынные местности и там их «трудами» создавались святые обители. Основателей святых "пустынь" легенды называют чудотворцами, преподобными и т.д., уверяя, что монастыри являлись благодетелями крестьянства. Каково же в действительности происхождение монастырей? Древнейшие страницы истории Великого Новгорода и его окрестностей с трудом читаются сквозь сказочный туман саг и сказаний. Но даже глубоко не вдаваясь в детали и не охватывая все аспекты жития монастырей, картина становления обителей вырисовывается не столь идиллическая.



Современная история несёт в себе исключительно ладно писанные богоугодные деяния монашеской братии. История покрыта уже не столь старыми легендами, как во множестве своём обросла новыми, что даже оф. сайты местных епархий забыли недалёкое прошлое. И это недалёкое прошлое — единственное, что объединяет все эти многочисленные сказания про обители, — практически полное замалчивание о восстановлении из руин монастырских комплексов созданной после Великой Отечественной войны Специальной научно-реставрационной производственной мастерской (1947 г.). Предан забвению труд сотен архитекторов-реставраторов, историков, археологов и искусствоведов, что более полувека возрождали нашу русскую культуру. В современной "летописи" советский период заканчивается с закрытием обителей, а далее наступает сразу 1991-й, когда силами молитв и деяниями архиепископов из глубочайшего «забвения, поругания и руин» возрождаются монастыри. Да, за последние 20 лет оштукатурены стены многих храмов, крыты заново кровли, позолочены купола, но это текущие ремонтные работы. Подлинное же восстановление многих русских святынь было осуществлено именно в период 1950 – 1990-х. Речь, конечно же, идёт о воссоздании монастырей как архитектурных ансамблей, о сохранении культурного наследия. И я принципиально не рассматриваю вопрос о "воскрешении духовности", ибо считаю, что в наше время её не в пример меньше, чем во времена Союза. Дабы не перегружать текст, все ссылки на цитаты, даты, архивные фото и иную информацию, использованную здесь, представлю в конце поста. На ниж. фото: Юрьев монастырь, 1890 - 1917 гг..


На протяжении XII-XVII вв. в радиусе 12 км от Новгорода существовало 48 монастырей. Большинство этих монастырей были небольшими, и лишь немногие из них выросли в крупные центры монашеской жизни. Начну с наиболее знаменитого — Юрьева (Георгиевского) монастыря, расположенного на левом берегу Волхова, при устье Княжева ручья. Время основания обители, согласно преданиям, положено в 1030 г. кн. Ярославом Мудрым (в крещении Георгий; Юрий – диалектная форма имени русского Егорий), построившим здесь деревянную церковь во имя св. Георгия. Первое письменное упоминание встречается в нач. XII века в связи с постройкой каменной церкви Георгия. С первых лет своего существования монастырь выступает как один из крупнейших центров новгородской политической жизни. Здесь ведётся княжеская летопись, а собор Георгия, заменяя Софию в Новгороде, становится княжеской усыпальницей. Юрьев монастырь с самого начала своего возникновения выступал как феодальный собственник огромных земельных угодий, во владениях которых трудились зависимые крестьяне. В 1125 и 1137 гг. от вел. кн. Мстислава Владимировича и сына его Всеволода монастырь получил Терпужский погост Ляховичи «с землею, и с людьми, и с коньми, и лес, и борти, и ловища на Ловати». Кроме волости Буец «с данями, и с водою, и продажами» обитель получила часть княжеских доходов — «вено вотское» (брачные пошлины в Вотской обл.), и «осеннее полюдье даровное» (княжеские сборы за осенний проезд по области). Фото 1883 - 1900 гг.


Примечательно, что вопреки бытующему мнению о возникновении монастырей в пустынях и глуши для поиска умиротворения и аскетизма святых, монастыри вовсе не возникали в непроходимых местах. Основатели обителей селились близко от городов, сёл. Обычно в нескольких верстах от населённых «весей», у проезжей дороги, занимая "пустыни", служившие обычно пастбищами, охотничьими угодьями, местами рыбной ловли для окрестного населения. Монастыри внедрялись в волостные миры, постепенно присваивая их земли и закрепощая крестьян. С первых же дней своего существования они вступали в борьбу с крестьянами; делая земельные приобретения, быстро обрастали слободами, словом, сразу окунались в «мирскую суету». Со 2-й пол. XIV века на смену старым ктиторским монастырям приходят монастыри нового типа, представляющие собой вотчины с хозяйством, основанным главным образом на труде зависимых людей. Они возникали там, где имелись резервы ещё не порабощённой рабочей силы и где были все условия для развития поместного землевладения. Возникали на землях, не принадлежавших дворянству, т.е. не в центральной России, а в таких областях как Костромская, Нижегородская, Вологодская, вдали от крупных городов и селений. Получая от царских особ, бояр «утешение» – денежную помощь, земельные вклады, льготы и привилегии, пользуясь покровительством центр. власти, быстро богатели. Монастыри не осваивали незаселённые области, вопреки утверждению церковных историков, — «не крестьянин шёл за монахом, а монахи продвигались по проторенным уже путям народной колонизацией». Монахи призывали на землю ещё не закрепощённых крестьян, используя их религиозные чувства.


Вкладывая средства в строительство новых монастырей, игумен с лихвой возвращал их себе в виде вотчинных доходов, оброков, торговой прибыли, процентов по ростовщическим операциям, становясь богатыми и влиятельными монастырями-вотчинниками. Со временем игумены и их ближайшие соборные старцы превращаются в особую прослойку класса, игравшего видную роль в хозяйственной, социальной, идеологической и политической жизни страны. Только вот помыслы их были сосредоточены больше не на религиозной стороне дела, а на хозяйственной, в её процветании. Так и Юрьев монастырь с самого начала своего существования находился под неизменным покровительством великих князей, а потом и царей московских. В продолжение своего многовекового существования обитель подвергалась различным бедствиям — пожарам, нашествиям соседей-русичей и т.д., но благодаря поддержке государей и знатных благотворителей, быстро и легко оправлялась от всех разорений и продолжала расти и процветать. В XVIII веке она была одною из богатейших обителей русских. Фото 1890 - 1900 гг..


Периодически я буду делать отступления от исторической части и описывать архитектурные достопримечательности. Перед нами — четырёхъярусная колокольня, высотой 52 м. Воздвигнута в 1838-41 гг. архитектором Соколовым по проекту К. Росси. Строительство финансировала графиня Анна Орлова. На счёт заметной несоразмерности частей колокольни существует легенда, согласно которой Николай I вычеркнул из проекта средний ярус, дабы постройка не превзошла высотой колокольню Ивана Великого в Московском кремле. Одна из наиболее часто встречаемых легенд, относительно всех высоких колоколен России.


1764 год нанёс тяжкий удар монастырю: с отобранием его имений, благосостояние в корне было подорвано. Монастырь стал приходить в ветхость и запустение, как и сотни других. Причина секуляризации, проведённой в тот год Екатериной II, это конфликт чрезмерно разросшимися земельными владениями монастырей с интересами дворянского землевладения. Впоследствии отобранные земли императрица раздала своим придворным и проч. дворянскому сословию. Возродился Юрьев монастырь в 1-й пол. XIX века благодаря арх. Фотию и графини Анне Орловой, дочери знаменитого графа Орлова-Чесменского. В 1824 г. архимандритом был назначен умный и энергичный Фотий, который деятельно принялся за благоустройство обветшавшей обители. Под его влияние необъяснимым образом попала графиня Орлова. Графиня употребила все свои богатства на украшение обители с подобающим ей великолепием. В 1763 г. неподалёку от колокольни была построена каменная церковь Александра Невского и его брата Фёдора. В 1823 г. церковь сгорела. На её фундаменте в 1823-24 гг. был возведён Спасский собор (ниж фото), заказчиком которого стал Фотий, а средства пожертвовала Орлова. Собор был построен с двумя приделами: св. Анны и Фотия и Аникиты.


В 1830 г. по проекту новгородского губ. архитектора к собору пристроили паперть. В 1836 г. в подвальном этаже устроили церковь Похвалы Богородицы, в усыпальнице которой были погребены арх. Фотий и благотворительница монастыря Орлова-Чесменская (по распоряжению графини были сооружены две мраморных гробницы, что, по сути, являлось кощунством: по традиции, все настоятели находили вечный покой под полом священного Георгиевского собора). Трижды в XIX веке собор подвергался обновлениям и пристройкам. После закрытия монастыря в 1929 г. гробницы Фотия и Орловой были разорены. Но, согласно новым преданиям, которыми с излишком обрастает современное православие: останки архимандрита и графини в наши дни объявились чудесным образом в храме "по соседству". На ум приходит недавний пост, где я описывал всю несуразность новейших сказаний и чудотворств "нетленных мощей", их фальсификации и т.д. на примере Макариево-Унженской обители.


А кто же были такие Фотий и Анна? Фотий — фигура в истории церкви весьма одиозная. Скромный новгородский монах, он рано стал популярен в столице, его знали и ценили многие сильные мира сего. Сохранившиеся письма Фотия опровергают суждение что для себя он не искал никакой личной выгоды. На самом деле он не был бессребреником, его жгли честолюбие и гордыня. Фотий был лишён, как писал М. Корф, самого главного — «христианского и особенно монашеского смиренномудрия». Действительно, с одной стороны, Фотий — аскет, борец против «чревобесия» монахов, спал в гробу, а с другой — любил драгоценные ризы, золото, просил Орлову присылать ему лебяжьего пуха для зимней одежды, а иногда требовал обновить надоевшую ему обивку в том самом гробу. После высылки из столицы в Новгородскую губ. за активное вмешательство в политику, он стал игуменом скромной обители. Но уже через несколько лет сообщал Анне: «Я теперь зело богат, в богатые ризы облекусь, живу в великолепном доме и гуляю на добрых конях». Все это стало возможным благодаря богатствам графини. Фотий довольно быстро овладел её душой и подавил её волю. Именно благодаря связям Орловой, он стал игуменом Юрьева монастыря. Правда, за стенами происходили порой дела неблаговидные, и светским властям приходилось вмешиваться, чтобы навести там порядок. Но Анна была выше всего этого. Чтобы быть ближе к своему учителю, Орлова построила в версте от монастыря особняк «Уединение», в котором её посещал Фотий, и где она проводила годы в молитвах и постах. Столица была полна скабрезных сплетен, на сей счёт. Не чуждый светского злословья, Пушкин писал: «Благочестивая жена / Душою Богу предана / А грешной плоти / Архимандриту Фотию». Впрочем, позднейшие исследователи считают, что всё же Фотию было важнее владеть не телом, но душой Орловой, и он особенно упорно «утверждал её в девическом, физическом и духовном состоянии».


Возвращаясь к теме становления монастырей, отмечу, что в XV и особенно XVI веках в округе новых обителей появилось много людей, вырванных из привычных условий жизни, искавших применения своему труду готовых за кров и пищу стать монахами. Они-то и формировали низшую монашескую братию — это были монахи-работные, которые трудились на различных службах, в поварне, пекарне, мастерских, а также на поле, рыбных промыслах, солеварениях. Жила такая братия в отдельных «казённых кельях». Их часто описывают «жития святых», изображая будто бы слава о преподобном широко распространялась и из-за религиозных побуждений к нему стали стекаться «любители безмолвия». Весьма примечательно и значимо описание обязанностей закрепощённых крестьян: «Церковь наряжати, монастырь и двор тыиити (обводить забором), хоромы ставить, игумнов жеребий весь рольи орать в’згоном (монастырскую пашню вспахать своими сохами общими силами), и сеяти, и пожати, и свезти, сено косити десятинами и в двор ввезти, езь (рыбу в загонах) бити и вешней и зимней сады оплетати, на невод ходити, пруды прудить, на бобры им к осенине пойти, а истоки им забивати (бобров осенью ловить); а на велик день и на петров день приходят к игумену, что у кого в руках (т.е. с  подарками); а пешеходцем (беднякам, безлошадным) из сёл к празднику рожь молоти и хлебы печи, солод молоть, пива варить, на семя рожь молотить; а лён даст игумен в сёла и они прядут, сежи и дели неводные наряжают (невод снаряжать). А дают из сёл все люди на праздник яловицу... А в киторое село приедит игумен на братину, и сыпци дают по зобне овса конем игуменовым». Следует иметь в виду, что указанная грамота ещё не исчерпывает всех кабальных обязанностей монастырских рабов. Не даром сложилась поговорка: «монастырщина—барщина».
Ниж. фото — Юрьев монастырь в 1944 г. В ходе боёв за Новгород и за весь период ВОВ практически всем местным памятникам архитектуры был нанесён значительный и непоправимый ущерб, по сути, превративший их в руины.


Приоритетом восстановления, конечно же, стало зодчество самого Новгорода. Впоследствии реставрационные работы расширялись и захватывали окрестности. Собственно из таких руин возрождалось не только культурное прошлое нашей страны, но приходилось поднимать всю страну целиком. Тем не менее "безбожный" Советский Союз выделял колоссальные средства, задействовал обширные людские ресурсы и научную базу для возрождения русских святынь. Увы, сейчас это, не иначе как специально, предаётся забвению. Впрочем, в наше время не под силу (в виду отсутствия нужного количества реставрационных мастерских, специалистов, опытных рабочих, финансов и т.д.) совершить подобное. Современные церкви строятся представителями Средней Азии словно панельные дома. Фото 1946 - 1947 гг..


После войны на территории обители жили оставшиеся без крова люди, размещались почта, техникум, техническое училище, музей. Впервые реставрационные работы и археологические раскопки были начаты в 1933 - 1934 гг. под руководством М. Каргера (в Георгиевском соборе). В 1950-е реставрацией руководил Л. Шуляк. В 1970-е осуществлён новый комплекс архитектурно-археологичеcких исследований и реставрационных работ (рук. Т. Гладенко). В 1980-е работы были продолжены в Крестовоздвиженском соборе (верх./ниж. фото), восточном, северном и южном корпусах, ограде с башнями, колокольне (рук. Г. Штендер). Фото 1973 г.


А что же происходило с монастырями после Октябрьской революции (вкратце)? 1919 год: «На громадном митинге, созванном в Новгороде по вопросу об отделении церкви от государства, подавляющим большинством была принята резолюция, одобряющая политику советской власти по религиозному вопросу и постановление губернского съезда советов о закрытии всех монастырей и передачи их Комиссариату Социального Обеспечения. Монастырские обители в конце 1920-х были переданы местным отделам народного образования, губернским отделам здравоохранения, социального обеспечения и просвещения для использования монастыря с целями лечебными и культурно-просветительными. В различных монастырях были устроены: квартиры для рабочих, открыты детские приюты, трудовые колонии для детей рабочих, военные учреждения, родильные дома, лечебные заведения и т.д. Например, с 1970-го в Крестовоздвиженском соборе располагался музей и картинная галерея. Фото 1987 г.


На северо-восточном углу обители и находится этот Крестовоздвиженский собор. В 1760 г. здесь была каменная угловая башня, с надстроенной деревянной церковью. Она оставалась неосвященной до 1810 г., покуда пожар не уничтожил её. В 1823-26 гг. при Фотии, на средства всё той же Орловой, возведён новый каменный собор. Храм венчают пять массивных световых барабанов, несущих голубые купола, украшенные золотыми звёздами. Наружная отделка храма весьма проста. Своими пилястрами на фасадах стен и большими оконными проёмами собор напоминает купеческий особняк.


А теперь перейдём к главной исторической доминанте Юрьева монастыря. Первоначально монастырь был деревянным, как и его соборная церковь св. Георгия. Каменный храм был заложен в 1119 г. повелением кн. Мстислава Великого, но сам он в это время находился в Киеве, и попечение о строительстве легло на игумена Кириака и сына Мстислава — Всеволода, княжившего тогда в Новгороде. Спустя одиннадцать лет, в 1130 г., новый огромный каменный собор, увенчанный тремя куполами, был освящён при новгородском еп. Иоанне Попьяне и игумене Исайе. Для князей с потерей власти над детинцем собор должен был заменить также утраченный собор Софии. Величественный храм, по праву, относится к сокровищам русской средневековой архитектуры. Поздняя новгородская летопись сохранила имя зодчего, выстроившего собор, — это был русский мастер Пётр. К северо-западному углу храма мастер пристроил высокую прямоугольную башню, с расположенной внутри лестницей, ведущей на княжеские полати.


За многие годы здание храма обросло пристройками разновременного периода, что к нач. XX века исказило его подлинный облик. В ходе реставрации 1820-30-х гг. практически полностью были уничтожены фрески XII века. Собор был расписан заново, но в 1898 - 1902 гг. в ходе очередных ремонтных работ новые фрески были сбиты. Фото 1900 - 1914 гг..


Первые прославленные Церковью русские святые, так же как и св. Георгий, почитались как защитники Руси, к ним обращались в годы бедствий и войн за помощью. Однако в жизни всё было намного суровее, чем преподносят нам сказания. Например, кн. Всеволод, тот самый, с княжением которого связаны важнейшие политические события. Хоть и пишут нынче, что в Юрьевском монастыре веками живёт память о Всеволоде (в крещении Гавриил) как о святом князе, только вот в 1136 г. его сначала заключили на Владычном дворе, а затем, чуть было неубиенным вместе с семьёй, он  был изгнан из Новгорода. Став князем уже во Пскове, хотел было Всеволод идти войною на Новгород, да помер в 1138 г. Лишь спустя 411 лет был канонизирован как св. благ. кн. Всеволод Псковский. Поэтому упоминаемое сегодня почитание князя, якобы сложившееся уже в конце XII века, после обретения нетленными его мощей, очередной православный миф. Интересен пример причисленного к лику святых кн. Святослава Смоленского. Из летописи: «святой князь Святослав Смоленский, отправившись в 1386 г. с ратью к городу Москве, нещадно мучил разными казнями всех, кто ни попадался на пути, мучил жён и детей, иных во множестве запирал в домах и сжигал, а младенцев сажал на кол» — и всё это не служило помехой для канонизации русских князей.


Вот как описывает интерьер храма П. Сойкин в своём труде «Православныя русскія обители», 1910 г.: «внутреннее убранство с его блестящим иконостасом, со множеством икон в драгоценных, осыпанных жемчугом и самоцветными камнями ризах, с его огромными паникадилами, тяжёлыми серебряными царскими вратами, с мраморным престолом, покрытым серебряной кованной ризой, под художественным бронзовым балдахином... В алтаре на горнем месте вместо святительской кафедры стоит стальное кресло, принадлежавшее императору Петру I. На местной иконе Божией Матери Неопалимой Купины висит замечательный образок Знамения Божией Матери, вырезанный из цельнаго изумруда и осыпанный бриллиантами, — дар графини Орловой...». Фото 1913 г.


Георгиевский собор — в период реставрации 1950 - 1955 гг..


Первые после Октябрьской революции реставрационные работы проводились в 1933 - 1936 гг.. В ходе них освободившиеся фасады собора от пристроек и искажений XIX века позволили полностью восстановить их первоначальный декор. Примечателен тот факт, что при реставрационных работах в нач. XIX века древняя фресковая роспись была почти полностью сбита. Многочисленные драгоценные фрагменты этой стенописи были обнаружены при раскопках под новым полом собора в 1933-34 гг.. Кроме того в эти годы были раскрыты орнаментальные фрески в оконных проёмах. Георгиевский собор тогда предназначался для музейного показа. Фото 1966 - 68 гг..


Интересно, что многие монастыри содержали при себе тюрьмы. Наиболее древняя была в Соловецком монастыре, куда начали ссылать уже в XVI веке (о чём я упоминал в отчёте про Соловки). Так же было и в Юрьевом. Ссылали по «величайшему повелению» раскольников, сектантов, безбожников, декабристов и проч. Ссылал Синод, кабинет министров, Главный штаб «за дерзкие политические суждения», «за произнесение дерзких неприличных и оскорбительных слов на счёт высочайших особ государственной власти», «за вредный образ мысли», «за выступление против православия». Монастырские тюрьмы в XVI-XVIII века представляли из себя каменные мешки или земляные ямы длиною три аршина. Известно, что многие заключённые умирали после двадцати, тридцати и даже шестидесяти лет заключения. Некоторые, и таких было много, сходили с ума.


Ещё один немаловажный факт для понимания становления обителей: эксплуатация монастырями крестьян толкала последних на борьбу и сопротивления. История монастырского землевладения есть непрерывная борьба крестьян против монастырей, в «житиях» иногда изображавшихся под видом разбойников. А мотив вражды объяснялся кознями дьявола. Рисуемая в наше время идиллическая картина монастырской вотчины как тихой обители, которая пользуется всеобщей любовью населения, противоречит исторической действительности. Зачастую борьба крестьян заканчивалась изгнанием основателей монастырей и даже их убийством (например, были убиты Агапит Маркушевский с двумя старцами, Андриан Пошехонский со старцем Давидом и др.). Подытожив, определённо можно сказать, что основание монастырей для окрестного населения вовсе не было таким радостным событием, каким изображают монахи-летописцы и «жития святых». Надо учесть, что как религиозные учреждения монастыри крестьянам были не нужны (в миру уже существовали приходские церкви). Например, в период крестьянских восстаний XVII и XVIII веков монастыри, играя роль крепостей, всегда выступали против восставших. В 1762-63 гг. крестьянские волнения против монастырей происходили в Московской, Тульской, Тверской, Симбирской, Калужской, Орловской и многих др. губерниях. Царское правительство, конечно, помогало монастырям, крестьян «били плетьми нещадно», вешали, казнили...


В монастырских архивах сохранилось много документов, свидетельствующих об отношении «божьих  обителей» к крестьянам. В 1920 г. при осмотре Юрьева монастыря был найден указ наместника от 1728 г., по которому предписывалось «бить плетьми и присылать в монастырь тех крестьян, которые окажутся ослушниками». Бывало и так, что  от монашеских побоев крестьяне умирали. Так, например, в 1734 г. архимандрит Лужецкого монастыря (Моск. губ.) Дионисий крестьянина Ивана Матвеева «бил плетьми, сняв рубаху, трикратно и прибил до смерти, от которых его побой оный крестьянин умре. Он же архимандрит, тому назад четвертый год, заставил дворника Якова Никитина в монастырском саду косить траву, который кося траву, не усмотри подкосил осиновых подростков. И за то его, дворника, он, архимандрит, взяв кол, прибил до смерти, о чем ведано того монастыря всей братии». «Мы же  (иноки), — писал старец Вассиан Косой, — обижаем и грабим, продаём христиан, братий наших, истязуем их и бичуем без всякой жалости, аки звери, дивни на телеса их наскакующе».


В юго-восточной башне (1760 г.) ограды монастыря в 1831-м устроена церковь Архангела Михаила. В 1941-44 гг. была полностью разрушена, в 1950-х восстановлена форма здания. В 2010-13 гг. восстановлены барабан и купол храма.


Кроме прибыли от землевладений и крепостного труда монастыри вели торговлю — получали привилегии от государства на различные ввовз/вывоз сырья, облагали пошлинами все ярмарки и базары, проходившие рядом с монастырями. Видное место занимало ростовщическая деятельность. Капиталы отдавали монастыри в рост по «заёмным кабалам». Таким образом с течением времени в монастрых скопилось громадные ценности и капиталы. «Они всяческими неправдами и лихоимством стараются скопить себе злато и серебро, морят крестьян своих тяжкими и непрестанными работами, отдают свои деньги в рост бедным и своим крестьянам, и когда росты умножаются, истязуют этих бедняков, отнимают у них имущество, выгоняют из их домов и даже из селений, а иногда навсегда себе их порабощают» — Максим Грек. Чтобы совсем не порочить честь и сохранить хоть какое-то достоинство монашеской братии, я не стану приводить факты пьянства, разврата, педофилии и проч., царивших за монастырскими стенами (документально это отображено в делах, хранящихся в архивах духовных консисторий). Опущу и всестороннюю поддержку монастырей целям милитаризма в Первую мировую войну. Когда Троице-Сергиевская лавра призывала «лечь костьми за родную Русь», ибо «сама  богородица» бла­гословляет мобилизованных рабочих и крестьян «на битвы с потерявшими совесть немецкими народами», которые заслуживают поголовного истребления. Не стану разбирать и период Гражданской войны.


На сим мы закончим осмотр Юрьева монастыря и отправимся в следующую православную святыню — Варлаамо-Хутынскую обитель, расположенную на правом берегу Волхова...
P.S. К сожалению, в последнее время при написании постов в ЖЖ появилось ограничение на текстовый объём. Посему рассказ придётся прервать и через пару дней опубликовать продолжение.

При создании поста использованы следующие источники: П. Сойкин «Православныя русскія обители», 1910 г.; Н. Никольский «История русской церкви», 1931 г.; митр. Макарий «История русской церкви», 1857 г.; Б. Кандидов «Монастыри-музеи», 1929 г.; И. Будовниц «Монастыри на Руси и борьба с ними крестьян в XIV-XVI вв.», 1966 г.; А. Пругавин «Монастырскiя тюрьмы»,1905 г.; М. Каргер «Новгород», 1970 г.; оф.сайт «Российская государственная библиотека»; оф.сайт «Вяжищский монастырь: шесть столетий истории»; А. Ранне «История архитектурного ансамбля Хутынского монастыря»; Л. Секретарь «Колокольня Хутынского монастыря (история строительства и архитектуры)»; оф. сайт «Николо-Вяжищский ставропигиальный женский монастырь»; Р. Слободчикова «Анна Орлова — дочь Алексея Орлова»; инф. портал «Культура Новгородской области»; интернет-портал «Великий Новгород»; Г. Вернадский «Россия в Средние века», 1958 г.; данные VIII отдела НКЮ (Наркомюст), 1920 г.; «Сыскной Приказ», 1730—1763 гг. Описание документов и бумаг, Моск.архив Миниюст, А. Голубев; О. Фотинский «Очерки по истории монастырских крестьян на Волыни», 1912 г.; П. Бартенева «Русский  Архив», 1886 г.; Э. Гордиенко «Новгород», 1976 г.; Госкаталог Музейного фонда РФ; сайт «Фотографии прошлого»; сайт «Старые альбомы»

Featured Posts from This Journal

  • Тимково, Кемцы и Ригодищи

    Продолжая путешествия по неисчерпаемым архитектурным сокровищницам Тверского края, сегодня мы побываем сразу в нескольких не столь популярных у…

  • Островки и Боровно

    В сегодняшнем посте речь пойдёт о двух усадьбах Вышневолоцкого района, Тверской области - Островки и Боровно. Усадьба Островки, расположена в лесу…

  • Замок в Заключье на замке и без ключьев

    На севере Бологовского района, в уединённом месте, на берегу небольшого озера находится одна из лучших сохранившихся в Тверской области усадеб…

  • Господин Великий Новгород

    Среди древнейших русских городов, сокровищниц культуры и искусства, Великому Новгороду несомненно принадлежит одно из первых мест. Ни один город…

  • Интересности в Лыкошино

    Село Лыкошино находится на границе двух областей: в 35 км к северо-западу от города Бологое Тверской области и в 38 верстах от города Валдай…

  • Поворот на Бологое

    В начале июля мы совершили трёхдневную поездку по Тверской и Новгородской областям. Два дня из которых были отданы на изучение памятников…

  • Витославлицы

    "Если исходить из того, что памятники архитектуры, как и всё культурное наследие, сохраняется не ради самого сохранения, а в определённых…

  • Монастырь на Валдае

    14 июля 2013 год. В тот день наш путь лежал из Великого Новгорода в усадьбу Заключье. Хоть мы и не приверженцы действующих религиозных…


  • 1
да, получилась весьма убедительная стилизация)

Как говаривал Владимир Ульянов: талантливый человек, талантлив во всём.

Шучу, конечно. Без этой стилизации... Ты же помнишь, что настал момент, когда не было смысла фотать на мой, которому не под стать тягаться с твоим новым шириком.

Как раз твой лучше, завалов нет

Завал это не самое страшное. Перед теми преимуществами, что открывал нам новый ширик: глубина кадра, съёмка с близкого расстояния, охват пространства, само качество и проч. Не тягаться с ним было моей мыльнице, Сергей. Вот куплю себе новый (не ширик) там и посмотрим. А здесь пришлось обрабатывать эти белоснежные фасады храмов, иначе скучно. )
P.S. А вообще это была Катеринка криворукая, вот и завалы у неё всё время вырисовывались. ))) Я потом приноровился с минимальными искажениями снимать. Спасибо ей, что представляла мне пространство для творчества, отдавая фотоаппарат для съёмки. Впрочем, не отдать мне его было нельзя, ибо я просто ныл и не давал ей снимать, мешая советами и выпрашивая для себя. )))

Edited at 2017-08-16 09:17 am (UTC)

У ширика обхват больше чем у глаз, но под него надо подстраиваться и привыкать в интерьерах особенно

Если покрутить глазами и головой одновременно, то охват выйдет больше, чем у ширика. ))) Отчасти я его любил за возможность снимать в тесных избушках. Но новый всё равно буду брать не зеркалку. Возни с ней много, а мне одному не с руки будет таскать рюкзак с тушкой, объективами и прочим. Обычно этим заведовала Катерина. )

Да сейчас чего-то мыльниц в обще новых моделей нет, как-то застопырилось

Да ты что!? Их просто мыльницами уже не назовёшь. Там такие характеристики. И со сменными объективами, и матрица, и т.п. Но и стоят они под 100 тыс и выше.

за 100000 лучше зеркалку

К сожалению, наступил момент, когда смартфоны наконец-то получили более-менее приличные камеры, способные состязаться с цифрокомпактами.
У меня и зеркалка есть, но в поездках всё равно имею при себе несколько цифровых компактов. С ними проще. А если публиковать результаты в интернете, то уровень качества нередко сопоставим.
С зеркалкой действительно как-то проблемно. Нужна сумка или рюкзак. А это лишний объём и занятые руки. А компакты по карманам джинсов рассовал и забыл про них. :)




Edited at 2017-08-16 06:29 pm (UTC)

У меня у самого смартфон снимает в 4К, но это всё не то. Хотелось бы уровень солиднее, как и описывал, удобный в путешествии моего формата. Именно, что зеркалка это «лишний объём и занятые руки». Ваш бы совет, возможно, мне пригодился бы в будущем. Сейчас пока есть время и надо приглядывать. Вот пара моделей, которые на первый взгляд неплохие.
Canon PowerShot G1 X Mark II
Panasonic Lumix DMC-LX100
FujiFilm X-M1
Panasonic Lumix DMC-FZ1000


Хоть я и старый «кэнонист», но к фототехнике стараюсь подходить объективно. :)
Если коротко, то про Ваш список камер сказал бы следующее.

1) Panasonic Lumix DMC-FZ1000:
это камера с матрицей 1 дюйм и с несменным объективом. При этом ценник немаленький. Моё мнение — матрица 1 дюйм это не есть хорошо и не есть оптимум. Как на беззеркалках, так и на несменных ультразумах. Качество "картинки" не очень. "Мылит". Т.е., качество получше, чем у обычных цифровых компактов, но заметно хуже, чем у камер с матрицами APS-C. Не стал бы рассматривать эту камеру, ибо за те же деньги и даже дешевле есть беззеркалки с матрицей APS-C, дающие ощутимо более качественные фотографии..


2) Panasonic Lumix DMC-LX100:
Формат 4/3. Качественный несъёмный объектив. Недешёвая. Отличная камера.


3) Fujifilm X-M1 Kit.
Съёмная оптика, матрица APS-C. Кстати, недорогая камера, относительно.
По габаритам уже ближе к маленьким зеркалкам, за счет оптики. Сама камера - небольшая.


4) Canon PowerShot G1 X Mark II.
матрица APS-C. Несъёмный объектив кратностью 5х. Оптический стабилизатор! А у Canon они очень душевные, говорю как старый кэнонист. :)))))
Видел, как снимает эта камера. Очень понравились снимки.



Если коротко, я бы не стал рассматривать Panasonic Lumix DMC-FZ1000 из-за маленькой матрицы в 1 дюйм (а стОит она солидно).

Остальные три камеры - очень хороший выбор. При этом фуджик со сменной оптикой. Если не собираетесь докупать оптику - то эта «опция» может быть избыточной, как и габариты. У Кэнон, кстати, тоже есть такие беззеркалки со съёмной оптикой, серии «М».
Все эти камеры очень неплохи. Тут нужно их подержать в руках, иногда кому-то может понравиться или не понравиться система управления или меню. У каждой камеры могут быть мелочи, которые будут приятны или неприятны именно Вам.

Тут ещё важно, под какую задачу Вы берёте камеру. Если у Вас задача — иметь компактный и необременительный по размеру аппарат «на все случаи жизни», дающий качественные снимки — то можно ограничиться несменной оптикой.

Из всего Вами названного и именно под задачу «универсальная камера на всё про всё» себе бы я взял Canon. Шикарный объектив (кратность 5х). Все возможные режимы и алгоритмы Canon в наличии (Кэнон этим славится, даже «младшие» цифрокомпакты компакты имеют полный функционал, как и у «старших» камер. у других производителей этого нет, функционал у «младших» дешевых камер обрезан, как и у телефонов, кстати).
Чем ещё хорош любой Canon — он отлично работает в контровом свете, т.е., когда свет бъёт в лоб. Для Ваших съёмок это может быть немаловажным, ибо, к примеру, стоите внутри здания и из окон лупит свет. Canon в автоматических режимах очень хорошо справляется со сложным освещением!
Т.е., изучив и привыкнув к Кэнону, поняв некоторые его особенности, можно получать отличные снимки в очень сложных условиях. Причем, можно даже инструкцию не читать и если не мешать камере снимать, но она сама выдаёт нормальные снимки. :))))) Проще говоря — в простом автоматическом режиме камера работает отлично. Сам бОльшую часть всех съёмок делаю в режиме «Р» (программа), что на зеркалках, что на компактах Canon. И плевать на «знатоков», вещающих про съёмки в приоритете диафрагмы или выдержки. :)))))

Т.е., если коротко рассмотреть именно Ваш список камер — то вот так. Это если коротко. Если у Вас будут вопросы — буду рад помочь.

С уважением, Сергей.


Edited at 2017-08-17 01:50 pm (UTC)

Спасибо, Сергей, за столь развёрнутый комментарий. Про Panasonic Lumix DMC-FZ1000 упомянул лишь потому, что он имеет оптический зум 16x! А этот показатель важен для меня. Т.е. хотелось бы иметь приближение. Может и не такое мощное, но ощутимое. Так что ориентир для меня это безусловно матрица, чтобы влезало в кадр побольше, zoom, компактность, удобное простое меню без многофункциональности (не тот формат съемок, чтобы делать высокохудожественный кадр). Как-то так. ) Съемная оптика точно не для меня (опять же таскать с собою придётся). А цена у них у всех весьма приличная, но за меньшее вряд ли можно купить близкое по качеству. Но я понял, что из этого ряда лучшее Canon G1 X Mark II. Мои, кстати, первые фото 2009-13 гг. были сделаны на Canon G11. Но новый катин фотик и её объектив вынудил меня выкинуть свою мыльницу.

Да какой это развернутый комментарий... Развёрнутый - это часика на 2-3 неспешной беседы про всякие интересные нюансы. :))))) Просто фототехника - это штука, про которую готов разговаривать 24 часа в сутки. :)
Касаемо компактов с суперзумом с большой кратностью - мне тоже они очень нравятся. Но здесь больше посматриваю на "стандартные" компакт-камеры. Сколько смотрел и сравнивал - "обычные" компакты (с матрицей 1/2,3") и компакты с более крупной матрицей (1") - разница по качеству "картинки" не такая и большая. При этом "обычные" компакты с объективом-суперзумом оцутимо выигрывают в компактности у камер с суперзумом, имеющих матрицу 1 дюйм. Можно положить "компакт" в карман куртки и забыть, что камерка там есть. В карман джинсов, конечно, не положить, хотя некоторые можно, если кратность оптики будет не более 12-14х.)))))

Canon G11 - отличная камера. Мне как-то давно приходилось поснимать на старую Canon G6 всего на 7 мегапикселей. Это была фантастика! Очень хорошего качества снимки.

Кстати, Вы знаете, я бы не стал утверждать, что из Вашего списка лучшая - Canon G1 X Mark II. Другие камеры ничуть не хуже по каким-то параметрам. Более того, иногда бывает - берёшь камеру в руки и понимаешь - это "твоя" камера. И всё равно, какое там меню или насколько удобны там органы управления. :)))))

Кэнон (любой) хорош тем, что позволяет нормально снимать как людям, вообще не желающим лезть в тонкости фотосъёмок, так и людям, которые могут "выжать" из камеры всё, что она может, и даже немножко больше. У меня получалось простенькой дешёвой компакт-камерой Canon A480 в костромском музее сделать несколько снимков экспонатов так, что знакомые не верили, что это работала компакт-камера, да ещё по цене около $100. А всё потому, что Кэнон очень хорошо работает при контровом освещении, алгоритмы экспозамера очень качественные. Ну да это у Canon ещё с плёночной эпохи так. Я, поэтому, и подумал, что для Ваших съёмок это может быть полезно, эта кэноновская особенность.

А вот выкидывать мыльницы - грех. :)))))) У меня ещё лежат старенькие цифрокомпакты на 5 Мпикс. И они по уровню и качеству "картинки" превосходят смартфоны с камерами на 5 Мпикс.
Так что, камеры пусть лежат. Кушать не просят. У меня ещё лежат плёночная "Смена", "Зенит", зеркальный "Canon". Ну и с полдюжины цифровых компактов стареньких. Работают нормально. Зачем выбрасывать? :))))) Товарищ до сих пор снимает на плёночный Никон, параллельно с "цифрой".




Edited at 2017-08-17 05:41 pm (UTC)

Кстати, я опубликовал-таки вторую часть, то бишь продолжение этого поста (под которым мы общаемся).

  • 1