Денис Спирин (deni_spiri) wrote,
Денис Спирин
deni_spiri

Categories:

Хмурый Север. часть 3-я



Заключительная третья часть обзорного поста о путешествии на Русский Север. Сегодня я поведаю об уникальном памятнике деревянного зодчества — шатровом храме в далёком селе Верхняя Уфтюга, путь до которого нам пришлось преодолевать не только асфальтированными трассами и поселковыми дорогами, но и водным путём на пароме. Под занавес дня мы осмотрим не шибко примечательный Красноборск, расположившийся на берегу реки Северной Двины. Последний день поездки мы оставили для исследования небезызвестных и небезынтересных достопримечательностей Великого Устюга и Тотьмы, примостившихся на берегу реки Сухоны.



Продолжение путешествия начинаем из села Черевково, некогда богатого села, до сих пор сохранившего колоритную историческую жилую застройку, типичную для крестьянских жилищ Русского Севера.


В предстоящий путь нас напутствовал типичного для севера вида, по возрасту и духу для этих суровых мест, рыжий кот.


Мчались от Черевково до Красноборска, что было духу и насколько позволяли дороги. 50 км, 30 минут в пути и мы у причала на окраине крупного села Красноборска, расположившегося на высоком левом берегу реки Северной Двины. Успели впритык. Как только загрузились, минут через десять «отдали швартовые».


И потихонечку поплыли на противоположный берег, к месту впадения в Двину реки Уфтюги. Забавно, наш экипаж и ещё шесть машин, а так же с десяток пассажиров через всю Двину перевозил паром-теплоход, возрастом в 44 года. Именно этот, до недавнего времени принадлежавший комитету по управлению муниципальным имуществом «Красноборский муниципальный район», паром-теплоход СП-14 построен 2 сентября 1972 г. на Чистопольском судоремонтном заводе им. 25 лет ТАССР КРП (Татарстан). Стоимость переправы в один конец составляет 300 рубликов с авто (поскольку недавно паром был продан в частные руки). Есть в Красноборске и бесплатный перевозчик, совершающий лишь 4-6 рейсов в день, но нас сразу предупредили, что попасть на него сложно (желающих гораздо больше, чем позволяет вместимость).


По достижению "причала", противоположный берег встретил нас конкретной такой непогодой. Но сие не остановит наш экипаж — хоть и в дождь, но в путь.


По здешним землям нам предстояло преодолеть ещё 40 км. И покамест мы движемся — немного краеведения. До того, как в XI веке сюда добрались удалые новгородские ватаги, эти территории населяли племена чуди (угро-финская народность). Чудь — старо-русское название вепсов, потомков древнего финского племени весь. С XII в. вместо названия весь вплоть до 1920-х употребляется чудь. Борьба с чудью шла и мечом, и крестом. Уже в 1-й пол.XII века насаждается христиантсво, появляются погосты, платившие дань новгородскому владыке — «серебро, соболи и иныя узорочья». И всё-таки в глухих уголках ещё в XVI веке продолжало существовать «идолопоклонство». Оно было так распространено, что церковные влати снаряжали одну за другой специальные экспедиции, чтобы «в Чюдской земле разоряти... обычаи» и крестить некрещённых. Сейчас о прежних жителях напоминают не только предания, но и топонимы.


По пути не могли не остановиться полюбоваться суровым пейзажем и грустным видом обмелевшей (из-за возросших объёмов вырубки леса) реки Лахомы (Ляхома, Лохма). Перед мостом мы впервые увидали шатровые ледорезы.


Достигнув Верхней Уфтюги, перед нами предстала одна из главных целей нашего путешествия — церковь Дмитрия Солунского, построенная в начале XVIII в., по клировым ведомостям — в 1785 г. Представляет из себя шатровый столпообразный храм, с небольшой галереей и большим крыльцом. Церковь возобнавлялась, т.е. перебиралась, дважды: в 1912 г. и 1981-88 гг..


Высота памятника деревянного зодчества с крестом 43 метра, более половины высоты (22 метра) составляет шатёр.


На заднем плане видна полуразрушенная Троицкая церковь, основанная не позднее сер.XVII века. В храме имелся полотняный антиминс с надписью: «Освятися олтарь Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в церкви Священномученика Власия, лета 7164 году, при Царе и Великом Князе Алексие Михайловиче...». Власиевская церковь была предшественницей каменной Троицкой церкви (1865 г.), в которой один из приделов был освящён во имя Власия. Историки и этнографы давно отметили, что после Крещения Руси многие древние языческие боги отнюдь не потеряли своих почитателей. Просто этих  богов стали чтить под другими именами — именами православных святых: громовержец Перун стал называться пророком Ильей, прядущая людские судьбы Макошь — Параскевой-Пятницей и т.д. В. Даль относил обычай «в известных случаях обращаться с молитвою исключительно к тому или другому св. угоднику», в частности, «от скотского падежа – св. Медосту, также  Власию, от конского падежа – св. Флору и Лавру, о курах – св. Козме и Дамиану» и к другим «остаткам язычества». В славянской народной традиции св. Власий — покровитель скота, которого звали «коровьим богом». А в древнерусском языческом пантеоне «скотий бог» это бог Велес (Волос), слившийся впоследствии с христианским Власием.


Как обычно, в наиболее примечательных и значимых местах не забываю себя сфотографировать.


Ещё немного истории из здешних краёв. Река Уфтюга, правый приток Северной Двины, протекает южнее другого правого притока — реки Пинеги. В месте, где в Пинегу впадает река Сура, расположено одно из древнейших поселений — куст деревень Сура, впервые упоминаемое в 1505 г. в завещании князя Московского Ивана III, где среди земель Заволочья помянута и «Сура поганая». Кстати, всем знакомое слово поганый происходит от латинского paganus — идолопоклонник. Так русские презрительно называли чудь и иные народности, придерживающиеся языческой веры. Так вот, в Суре в 1829 г. в семье местного дьячка родился Иван Сергиев — будущий митрофорный протоиерей о.Иоанн Кронштадтский, проповедник, церковно-общественный и социальный деятель право-консервативных монархических взглядов. Описывать житие-бытие я не стану, однако пару малоизвестных, но весьма занятных фактов хотелось бы упомянуть.


Канонизирован в лике праведных Кронштадтский был Русской Зарубежной Церковью в 1964 г.; наша же Церковь к святым причислила его в 1990-м. 53 года, до самой кончины, он прослужил в Андреевском соборе Кронштадта. Свою паству и популярность о.Иоанн начал приобретать новаторским отношением к своим обязанностям, в частности, в чрезвычайной эмоциональности его проповедей (нередко на них обливался слезами). К 1890-м в Кронштадте сложилась индустрия по обслуживанию потока паломников, приезжавших в надежде на встречу с отцом Иоанном. Ввиду невозможности уделить внимание всем желающим, он нанял штат сотрудников (женщин-секретарей), ведавших отбором посетителей; в итоге, вокруг него сложился своеобразный бизнес. В Москву о.Иоанн прибывал скорым или курьерским поездом; его приезд всегда держался в секрете, а допуск в храм, где он вёл службу, был только по билетам. Потом посещал знакомых, больных (по списку, за посещение получал до 500 руб.). Ряд авторов (включая почитателей о.Иоанна) отмечали необыкновенную роскошь и обилие священнических и иных одежд, находившихся в его распоряжении; а также то, что передвигался по России (кроме Москвы) он в министерском салон-вагоне и собственном пароходе «Св. Николай Чудотворец».


Неудивительно, что он много занимался благотворительностью. В родной ему Суре построил каменную церковь; в другой части села основал женский монастырь. Но самое лбопытное, что с 1890-х Кронштадтский всё резче критиковал писателя графа Льва Толстого, популярность и влиятельность которого в обществе нередко сравнивалась современниками с популярностью самого о.Иоанна. В своих дневниках о.Иоанн неоднократно молится о смерти для Л.Н. Толстого: «6 сентября 1908 г. Господи, не допусти Льву Толстому, еретику, превзошедшему всех еретиков, достигнуть до праздника Рождества Пресвятой Богородицы, Которую он похулил ужасно и хулит. Возьми его с земли — этот труп зловонный, гордостию своею посмрадивший всю землю. Аминь». Одним словом весьма наглядный, примечательный образец священников прошлого и нынешнего времени. Тем временем, мы покидаем Верхнюю Уфтюгу. И зашуршав колёсами движемся в сторону Нижней Уфтюги. Доезжаем до берега реки Уфтюги, через которую на противоположный берег перекинут понтонный мост.


Возле кромки реки оставляем Астру ждать нас, а сами пошатывающейся походкой переходим по мосту корявому, дремучему, ржавому и готовому вот-вот развалиться.


Насколько это возможно для столь скучного пейзажа, любуемся рекой Уфтюгой.


Мы же, перебравшись на другой берег, оказываемся в деревне с красивым русским названием Берёзонаволок. В корнях этого названия отразилась связь с волоком. При освоении здешних территорий новгородцами, которые продвигались сначала через озёра Ладожское и Онежское, реки Онегу и Двину, затем на Пинегу и далее, по сухопутным перешейкам свои ушкуи (лодки) они переволакивали (волочить — перетаскивать по суше). Отсюда до нас дошли многие деревни с приставкой волок: Волок Пинежский, Юрьев Наволок и т.д. Недаром Киевская летопись всю огромную территорию к востоку от Северной Двины называет Заволочьем.


Сегодняшний Берёзонаволок представляет из себя грустное зрелище. Огромный по площади и количеству дворов посёлок вымирает. Первым нас встречает ещё недавно функционировавшее общественное здание. Позже узнаю, что за организация занимал его стены (верх.фото). Напротив выстроился ряд двухэтажных полуживых домов барачного типа.


Много здесь и старинных типичных для Русского Севера крестьянских изб. Как пример, эта изба-двойня — два сруба под одной кровлей. Светёлка украшена выносным балконом. Интересно и необычно выглядят выступающие слеги (брус положенный поперёк стропил для крепления кровли). Возможно когда-то их прикрывали причелины, а может дом всегда был лишён декоративного убранства.


В 1.5 км южнее Берёзонаволока находилось село Нижняя Уфтюга (сейчас д.Нижняя), где когда-то существовало два великолепнейших, подобно Верхнеуфтюжному, деревянных храма. Вместо них был выстроен каменный, который к нашему времени превратился в руины (четыре стены не удостоились нашего внимания). После мы очень долго думали и совещались ехать ли нам на Цивозерский погост (Цывозеро), где, возможно, ещё не рухнула вторая по возрасту на Севере деревянная колокольня, 1658 г. возведения. Но был риск не успеть на пятичасовой паром. Рискнуть не успеть и остаться на "полуострове" ночевать в машине, мы не решились и первыми прикатили на причал. Чуть погодя вместе с пустым лесовозом загрузились на всё тот же 44-летний паром-теплоход.


Погода испортилась окончательно. Шли по реке против течения долго (примерно 50 минут), огибая остров, образовавшийся из-за обмельчания Двины. Кстати, что там Северная Двина, в советское время по Уфтюге, откуда мы только что приехали, ходили баржи и теплоходы, одним словом река была судоходна. Связь поселений, расположенных в основном вдоль русла, осуществлялась как раз водным путём. Приближаясь к берегу, надеялись хоть немного, пока из-за непогоды не стемнело полностью, заснять село Красноборск, которое уже дважды проезжали лишь проездом.


Красноборск — старинное село на берегу Северной Двины. Название села происходит от когда-то находившегося на этом месте Красного Бора. Первые летописные упоминания об основании села относятся к 1620 году. С 1780 г. Красноборск становится уездным, а позже — заштатным городом Вологодской губернии. Слава его, как бойкого торгового места, в то время была широко известна. Дважды, в 1834 и 1910 гг., пожары почти полностью уничтожали город, но жители вновь отстраивали его. В советское время статус Красноборска был изменён и он становится селом. Условия жизни улучшаются здесь с окончанием ВОВ. В послевоенные годы благоустраивается жильё, строится больница на 200 коек, школа на 900 учащихся, 6 дошкольных учреждений; профучилище готовит кадры для сельского хозяйства и лесной промышленности; открываются Дом культуры, Дом торговли, гостиница, районная библиотека, музыкальная школа и т.д.


В 2015 г. на областном собрании обсуждалось сообщение Минфина РФ о 600-миллиардном дефиците регионов, что означало — проблем у областного бюджета станет ещё больше. Скажем, строительство терапевтического отделения ЦРБ в ближайшее время явно не начнётся. Неважны перспективы и у нового детсада в Черевково — детишек записано в дошкольные учреждения очень мало, сл-но скудные ресурсы области уйдут туда, где ситуация ещё хуже. Повышение зарплат сотрудникам поселенческих администраций ждать не придётся. А эта проблема весьма остра — специалисты уходят, не желая работать за 11 тысяч в месяц. Недавно жильцы многоквартирных домов, получив квитанции на оплату ЖКУ, были удивлены появлению в них новой строки — «поверка общедомовых приборов учёта теплоснабжения». Причём суммы в этой графе варьируются от 400 до 1200 руб. Кстати, жильцы дома по ул. Гагарина, 37а написали заявление в прокуратуру, чтобы контролирующие органы проверили законность взимания этой платы. Уже почти год, как закрылась общественная баня. Власти пытались уговорить предпринимателя, которому принадлежала баня, о продлении обременения; вели переговоры с другим предпринимателем о помывке населения в его помывочном заведении, но безрезультатно. Рассматривался вариант: возить желающих помыться в банное отделение ближайшего санатория. Доставка жителей будет бесплатной, помывка – около 150 рублей. Вот такая нынче новая Россия в отдалённых уголках некогда большой страны.


Нынешняя власть (оф.сайты Красноборска) отчего-то с гордостью восхваляют прошлое, в том числе и возрождение проводимых здесь ярмарок. На самом деле ярмарки, базары, торжки — архаичная форма временной торговли, свидетельствующая об социально-экономической  отсталости региона. Для прошлого она обуславливалась бездорожьем, отсутствием постоянного регулярного снабжения, удалённостью наспунктов и т.п. В наши дни ярмарки должны носить характер больше праздничный, а не реального вида торговли замкнутого круга, когда купить мёд да китайские штанцы съезжаются со всей округи. Но оставим экономическую составляющую для иных форумов и продолжим наше историческо-архитектурное путешествие. По главной улице Красноборска Спасской (ныне Гагарина) дома строились по одному принципу: двухэтажные, вверху жили хозяева, внизу было торговое заведение, помещение для которого могло сдаваться в аренду. Такие дома принадлежали мещанам и купцам.


В четырёх км от Красноборска, в деревне Городищенская (Ершевская), расположен музейно-культурный центр «Дом-усадьба художника А.А. Борисова». Александр Алексеевич Борисов — живописец, создававший образы Крайнего Севера, ученик известнейших пейзажистов Шишкина и Куинджи. В доме, построенном в 1898-1903 гг., создавался цикл картин «Зима на Северной Двине». Здесь художник проживал с 1909 г. наездами, а с 1914 по 1934 гг. – постоянно. После смерти Борисова усадьба была передана под детский туберкулёзный санаторий. Неоднократно здание загородной дачи перестраивалось, что привело к искажению первоначального облика.


Усадебный дом не впечатлил совсем, а вот находящееся рядом здание даже очень. Это детский туберкулезный санаторий
имени М.Н. Фаворской. В 1937 г. Архангельским облисполкомом было принято решение об открытии первого в области костнотуберкулезного санатория (разместился в дачном доме художника; см.выше). Для организации санатория сюда была направлена выпускница Ленинградского мединститута Фаворская Мария Николаевна. Учитывая личный вклад в развитие фтизиатрической (противотуберкулезной) службы области, в дело охраны здоровья детей санаторию было присвоено её имя. Однако в недавнем времени санаторий переименован и теперь называется «Евда». А так понравившееся мне своим строгим монументальным образом здание выстроено было в 1965 г. Погода настолько испортилось, что к пяти часам пополудни стало сумеречно и темно, словно поздним вечером. Посему нам ничего не оставалось, как возвращаться обратно в Устюг.


Последний день путешествия мы оставили для осмотра В.Устюга. Великий Устюг, небольшой город со своим оригинальным и примечательным обликом, возник около середины XII века; он ровесник Вологды и Москвы. Как и многие древнерусские поселения, Устюг стоит несколько в стороне от своего первоначального местоположения. Более раннее селище находилось на высоком холме, носившем название Гледен, у слияния рек Сухоны и Юга. Отсюда и произошло название города — Устюг, то есть в устье реки Юг. Нынешний город стоит выше по течению Сухоны. Более подробную историю города я поведаю в индивидуальном посте. А сейчас мы лишь вкратце пробежимся/прокатимся по городским улочкам, разбитым и грязным. Первым пунктом останавливаемся возле главных ворот Михайло-Архангельского монастыря, основанного в 1212 году.


Архитектурный ансамбль древнейшего монастыря занимает целый квартал на ул. П.Покровского. Его основные каменные сооружения относятся ко 2-й пол.XVII и 1-й пол.XVIII вв.. Сейчас на территории монастыря расположены Автотранспортный техникум и филиал Государственного историко-архитектурного музей-заповедника. Первым на территории монастрыя нас встречает Владимирская надвратная церковь. Возведена она была в 1682 – 1688 гг. прямо против западного входа в собор, на месте прежних святых ворот. Наиболее выразителен главный, западный фасад здания. Внизу он представляет собой своеобразную открытую галерею с тремя широкими арками, опирающимися на массивные столбы.


В общем город выглядит, конечно, лучше, чем представленные грязевые кварталы, но не намного. Великий Устюг вопреки туристическому статусу и близости Вотчины Деда Мороза — бедный, грязный, недавно отремонтированный, но уже вновь разваливающийся.


А это, наверное, самое красивое и величественное общественное здание в Устюге. Построено в 1905 г. для женского Епархиального училища, основанного в 1888 г. С 1923 г. в здании разместился сельскохозяйственный техникум, с 1939 г. — профессиональный лицей №44. Ныне здесь заседает «Великоустюгский политехнический техникум».


Обычно осмотр Устюга начинают с соборного комплекса под именем Соборного дворища. Он и сегодня доминирует в общегородской панораме, располагаясь в центре города. Главным сооружением здесь является Успенский собор (на первом плане). Основан он был как деревянная «церковь великая» еще в 1290 г. Правда, после неоднократно сгорал в пожарах. Обычно считается, что в камне Успенский собор был возведён в нач.XVII века. Это неверно. Согласно документам, собор начали строить в марте 1554 г. (освятили в 1558 г.) — то был первый каменный городской собор на всём Русском Севере. Однако и он сгорел. В 1652 г. на том же месте начали возводить новый, но из-за начавшейся войны с Польшей, строительство отложилось. В итоге храм строился плоть до 1663 г. Свой теперешний облик Успенский собор приобрел после перестройки в 1728 –1732 гг.. Слева от собора выступает сооружённая в результате двух строительных периодов (кон. XVII – нач. XVIII вв..) монументальная соборная колокольня.


Рядом с собором в 1971 г. был установлен монумент С. Дежнёву, посвящённый памяти землепроходцев и мореплавателей XVII–XVIII вв.. Справа виден главный дом усадьбы Чебаевского (изначально принадлежавший протоиерею Успенского собора В.А. Аленёву; до 1899 г. находился в роду Аленёвых-Поповых).


Выходим на набережную. На переднем плане выступает приземистая трапезная Богоявленского храма (в прошлом храм св.Власия; св.Власий – бог Велес), 1689 г. постройки. Позади трапезной выглядывает собор Прокопия Устюжского, посвящённый местному юродивому. Похоронен Прокопий был в 1303 г., в непосредственной близости к главному храму города под камнем, на котором он часто сидел. В 1547 г. он причислен к лику местночтимых святых. Над местом его погребения в 1668 г. на средства устюжских «гостей» (купцов) братьев Гусельниковых был возведён каменный храм. Следует отметить, что на протяжении всей 2-й пол. XVII века между крупнейшими купцами Устюга велось своеобразное соревнование в постройке и украшении городских каменных храмов. В 2012 г. выполнено укрепление берегов р.Сухоны бетонными конструкциями. Это предотвратило размыв берега, но изменило традиционный вид. Благоустройство набережной продолжается вот уже четыре года (по проекту склон облицуют валунами, выстроят беседку-ротонду и т.д.). Но денег явно не хватает и дело идёт очень медленно. Весь этот растянувшийся ремонт и недавно уложенный асфальт превратил набережную в безликую, голую, асфальто-бетонную площадку.


Сухона настолько обмелела, что от кромки берега река местами отступила на добрую сотню, а то и больше, метров. Справа пред нашим взором предстаёт двухэтажный флигель и главный дом усадьбы Захарова, 1790 г. постройки.


На противоположном, правом берегу реки Сухоны, в Дымковской Слободе, расположен ансамбль церквей, нач.XVIII – сер.XVIII вв..


Далее мы выходим на площадь В.И. Ленина (ранее Торговая площадь). Как видим, Новый Год в Устюге ждут всегда. По центру стоит каркас новогодней ёлки.


Монументальный памятник Ленину был поставлен здесь в ноябре 1960 года.


Одним из понравившихся мне культовых ансамблей стал Никольский храм с отдельно стоящей колокольней. Деревянная церковь Николая Чудотворца (Николы Гостунского или Гостинского) существовала на старой торговой площади Устюга с нач. XVII века. Её название, возможно, связано с «гостями» — привилегированной категорией торговых людей. По преданиям, Никольская церковь была построена на средства купцов Пановых. Здесь, на месте двух сгоревших деревянных церквей, в 1682 – 1685 гг. был построен каменный одноэтажный тёплый храм во имя Дмитрия Прилуцкого. Около 1720 г. был надстроен вторым ярусом — Никольской холодной церковью. Особую выразительность силуэту ансамбля придаёт отдельно стоящая колокольня, возведеённая одновременно с холодным храмом. Её двухъярусное завершение взамен фигурной главы в 1776 г. было увенчано высоким шпилем с фигурой ангела и крестом. Стоить отметить, что большинство сохранившихся великоустюгских церквей были отреставрированы в 1970-80-х гг., но с тех пор пришли в ветхость.


Наиболее уютное, точнее самое приятное место в Устюге, это Советский проспект (до 1918 г. улица носила название Успенской).


Главная артерия Устюга — ул. Красная (ранее Преображенская), со старинными домами, полностью поглащёнными рекламными баннерами, ужасной "реставрацией", отремонтированными кое-как мостовыми, убитыми тротуарами, серыми людьми.


Перед нами, кстати, памятник федерального значения — дом Ноготковых, 1-й пол. XIX века. Однако спутниковые антенны, рекламные растяжки столь опошляют его внешний вид, что сложно признать в этом деревянном особняке памятник архитектуры.


На фоне "собянинской" плитки добравшейся и сюда, мы прощаемся с красивым устюжанином и покидаем Великий Устюг.


Последним в тот день и во всём путешествии стала раскинувшаяся на левой стороне реки Сухоны Тотьма. Маленький, тихий городок выделяется среди других прибрежных поселений своими удивительно стройными и нарядными храмами. Первоначально Тотьма располагалась не здесь, а в 15 км ниже по течению Сухоны. Это древнее поселение, вероятно, существовало до XV века, а затем с открытием соляных варниц у речки Песьей Деньги переместилось к ним. Посад Соль Тотемская (так нередко назывался город) в XVI веке был уже довольно значительным. Во главе солеваренных промыслов Тотьмы, как и в Сольвычегодске, стояли Строгановы. Исторические подробности, как всегда, оставлю для индивидуального поста.


Пожалуй, самым эффектным памятником местного зодчества является Входоиерусалимский храм. Каменный храм был построен на месте деревянного в 1774 –1794 гг. на средства местных купцов, братьев Пановых, основателей крупнейшей в то время компании по освоению «Русской Америки». Однако выглядел ли тот храм так же, как существующий ныне, достоверно неизвестно, т.к. почти век спустя, в 1872 г., храм был возобновлён (т.е. подвергся перестройке/переделкам) и заново освящён. Важную роль в возвышении Тотьмы сыграло открытие в 1553 г. Северного речного торгового пути в Западную Европу. Он проходил по Сухоне и Северной Двине в Белое море. Затем новым путём началось освоение тотьмичами новых земель в Русской Америке. Храмы строили на «избытки капитала» тотемские мореходы, возвращаясь на родную тотемскую землю, в знак благодарности за удачное плавание.


Недалеко от Входоиерусалимского храма расположена церковь Рождества Христова. В 1740-е был построен нижний тёплый храм, а спустя 40 лет, над ним возвели летнюю церковь. Отдельно стоящая колокольня не сохранилась. Нижний тёплый храм выглядит достаточно скромно. Его наличники, порталы и лопатки напоминают о традициях древнерусского зодчества, в отличие от верхнего храма с декором «тотемского барокко». Известно, что и этот храм обновлялся и заново был освящён в 1874 г.


В трёх км к северо-западу от Тотьмы расположен Спасо-Суморин монастырь. Уже издали хорошо виден весь его ансамбль, раскинувшийся на невысоком холмистом мысу между двумя речушками — Песьей Деньгой и Ковдой. В сер.XVI века в Тотьму был послан инок Феодосий (Суморин) для надзора за Соляным двором. На мысу в 1554 г. была заложена новая обитель (изначально Спасо-Преображенская). Спустя почти три века, после канонизации мощей Феодосия в 1796 г, монастырь стал называться Спасо-Суморин. После обнародовании явления святых мощей чудотворца, туда потянулись паломники не только из городов и уездов Вологодской губернии, но также из многих других. Выросший с открытием мощей поток богомольцев привёл к расцвету обители. Возросли требования и к её братии. В связи с этим епископ Вологодский Арсений в ордере игумену монастыря Израилю от 25 окт. 1798 г. предписывал: «...братии того монастыря объявить и обязать их крепчайшею подпискою, чтоб они вели себя трезвенно и добропорядочно и никакова б соблазну приходящим людям для моления не подавали под опасением в противном случае строжайшаго без всякаго послабления по законам суд судения». Интересный документ, наказ которого свидетельствует, что порою «не трезвенно и не добропорядочно» вели себя монахи.


Главную роль в ансамбле играет Вознесенский собор. Эта монументальная, значительных размеров постройка господствует в общей панораме монастыря. Первый деревянный храм Вознесения появился здесь после 1690 г. В 1757 – 1764 гг. его сменило каменное сооружение, которое, однако, стало быстро оседать и разрушаться. Поэтому в 1796 – 1801 гг. был построен новый собор. Свой нынешний облик он приобрел к 1825 г., после пристройки к нему с западной стороны обширной трапезной с приделами и портиком. Вознесенский собор, своеобразный памятник зрелого классицизма, выполнен на достаточно высоком профессиональном уровне и, видимо, по проекту какого-то столичного зодчего.


При национализации монастырей инструкция наркома юстиции рекомендовала хозяйство и все оборудование передавать коммунам, не разрушая их целостного хозяйственного значения, а Советам депутатов предлагала «...озаботиться, чтобы большие общежительные монастырские корпуса не пустовали, а были использованы наиболее рациональным способом (устройство яслей, учреждений здравоохранения, соц. обеспечения и др.)». В 1930-х в монастыре расположился Тотемский лесотехнический техникум. В наши дни здесь размещено общежитие педтехникума, гостиница, остальные корпуса стоят заброшенными. Монастырские же церкви возвращены РПЦ, ведуться ремонтно-реставрационные работы.


Весь монастырский холм охватывала ограда, некогда имевшая четыре башенки. Она была сооружена между 1829 и 1849 гг.. Ныне уцелели лишь остатки её стен и классически строгая изящная башенка.


На сим осмотр монастырских достопримечательностей подошёл к концу. Собственно, как и само путешествие по Русскому Северу.


При создании поста использованы следующие источники:
- Г.Бочаров, В.Выголов «Сольвычегодск, Великий Устюг, Тотьма»
- "Великий Устюг"
- "Знамя"
- "Православные монастыри и приходы Севера"
- Генеалогический форум ВГД
Tags: 2016, Архангельская область, Вологодская область, туризм
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • На Сольвычегодск. часть 1-я

    Первая из трёх частей, повествующая о недавней поездке на Русский Север. Долго я сумневался отправляться ли в путешествие при столь ненастной…

  • Вдоль Двины и Вычегды. часть 2-я

    В сегодняшней, второй, обзорной части путешествия по северному краю рассказ пойдёт о достопримечательностях, расположившихся вдоль берегов рек…

  • Затерянные среди лесов

    В июне месяце сего года мы вновь совершили одно из значительных и насыщенных по своим впечатлениям путешествие. Правда на этот раз его…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments

Featured Posts from This Journal

  • На Сольвычегодск. часть 1-я

    Первая из трёх частей, повествующая о недавней поездке на Русский Север. Долго я сумневался отправляться ли в путешествие при столь ненастной…

  • Вдоль Двины и Вычегды. часть 2-я

    В сегодняшней, второй, обзорной части путешествия по северному краю рассказ пойдёт о достопримечательностях, расположившихся вдоль берегов рек…

  • Затерянные среди лесов

    В июне месяце сего года мы вновь совершили одно из значительных и насыщенных по своим впечатлениям путешествие. Правда на этот раз его…