Денис Спирин (deni_spiri) wrote,
Денис Спирин
deni_spiri

Category:

Село Велье. Прошлое вотчины царских вельмож.



Сегодня я поведаю о селе Велье, не столь известном у туристов, но с очень древней и богатой историей, не заслужено забытой в наши дни. Велье пока ещё имеет историко-архитектурную ценность — это крупное село с сохранившейся исторической застройкой из каменных и деревянных купеческих и мещанских особняков. Кроме уникального природного окружения села, в Велье находится древнее городище с курганами. По сему не могу не уделить так очаровавшей меня старинной вотчине царских вельмож, среди которых были Ягужинский и Потёмкин, Ланской и  Куракин, подробного краеведческого рассказа. Кроме того, по пути в Велье мы посетим деревню Гораи — бывшее имение Лореров-Розенов.



Во второй половине дня закончив осмотр достопримечательностей небольшого города Острова, на одной из которых — висячем цепном мосту XIX века — заснялись наши тени, мы направились в сторону другого замечательного городка — Опочки. И через 25 км сделали остановку в деревне Гораи. В сер. XVIII века имение Гораи принадлежало роду Корсаковых. В качестве приданного за Марией Ивановной Корсаковой усадьба перешла полковнику Александру Ивановичу Лореру. «Это был храбрый кавалерист, раненный под Аустерлицем и Фридландом, сражавшийся со шведами в 1809 году. Затем он поселился в деревне, где и умер в 1824 году» — так описывает владельца имения журнал «Столица и усадьба» от 1914 г. «Он был женат на Марии Ивановне Корсаковой, одной из выдающихся женщин того времени. Будучи близко знакома с выдающимися художниками, она имела обыкновение заставлять каждого рисовать себя в альбом. Этот альбом в великолепном переплете хранится в Гораях. В нём можно увидеть и ранние акварели Айвазовского и рисунки Воробьёва, и много других замечательных произведений». Выйдя в отставку, А.И. Лорер занялся усадебным и парковым строительством. В 1813-1816 гг. был построен новый в стиле «александровского ампира» господский дом. Предполагают, что автором проекта явился французский архитектор на русской службе Тома де Томон. Известно, что тот был дружен с хозяйкой усадьбы. Впрочем, в 1813 г. архитектор уже ушёл из жизни и, в любом случае, не он руководил строительством дворца.

Усадьба Лореров-Розенов «Гораи». XIX в. Барский дом. Фото 1914 г.

Семейство Лореров вело светскую, открытую жизнь. Гораи навещали П.П. Коновницын (герой Отечественной войны 1812 г., генерал от инфантерии, военный министр) с супругой. Здесь много раз бывал брат хозяина, Н.И. Лорер — будущий участник декабристского движения, член Южного тайного общества, а также его единомышленники М.А. Назимов и М.М. Нарышкин. Вероятно, именно в Гораях Михаил Нарышкин впервые встретил фрейлину Императорского двора, графиню Е.П. Коновницыну, которая приходилась племянницей хозяйки усадьбы М.И. Лорер-Корсаковой. Как известно, Елизавета Петровна, вышедшая замуж за Нарышкина, первой из жён декабристов последовала за мужем в Сибирь. В Гораях они с мужем бывали и после его освобождения в 1850-е годы. После смерти мужа Е.П. Нарышкина, урождённая Коновницына, поселилась в Гораях, где и скончалась (захоронена в Москве, на кладбище Донского монастыря). По пути из ссылки в Нарву усадьбу посетил декабрист А.Е. Розен.

Усадьба Лореров-Розенов «Гораи». XIX в. Барский дом. Гостиная. Фото 1914 г.

От каменного господского дома до наших дней уцелело лишь левое крыло, к которому пристроено современное здание школы. Единственными сохранившимися памятниками, некогда существовавшего здесь усадебного комплекса, в наше время являются хозяйственные постройки.


Одно из которых весьма колоритное каменное здание купеческой риги, 1894 г. постройки.


С 1870 г. владельцами имения становятся барон Георгий Владимирович Розен, воспитанник и приёмный внук Лореров. В 1907 г. Розен возглавил комиссию по превращению находившегося недалеко от Горай имения Михайловского в «колонию для вдов и сирот литераторов и учителей, страдающих неизлечимыми болезнями». В том же году дворянское собрание Псковской губернии избрало барона попечителем села Михайловского и колонии им.Пушкина. После смерти в 1910 г. Г.В. Розена, до 1918 г. имение Гораи принадлежало его жене Ольге Николаевне Розен.


Один из многих и, пожалуй, один из лучших образец характерной для этих мест валунно-кирпичной кладки.


Каменное здание состоит из трёх объёмов, разделённых капитальными стенами. Стены толщиной около одного метра выполнены из валунного колотого с подтёской камня и красного кирпича. В архитектурной обработке фасадов за основу принято их цветовое решение. Основной серый фон камня сочетается и гармонирует с цветом красного кирпича, используемого в обрамлении окон, дверей, лопаток.


Во втором и третьем объёмах этой огромной постройки размещались амбары и склады с тремя большими воротами и окнами второго света.




Страшно представить какая это была кропотливая и тяжёлая работа — вот так выкладывать валуны с прожилками из более мелкого камня.




Когда-то главный фасад двухэтажного объёма украшал балкон (не сохранился).


Стены в этой жилой части дома изнутри были оштукатурены. По воспоминаниям местных старожилов то ли в этом доме, то ли в другом не сохранившемся деревянном проживала Лешенкова с сыновьями, которые являлись скупщиками и заготовителями сельхозсырья: скота, льна, зерна, шерсти и др.


Хоть день и выдался безоблачно-солнечным, небесная звезда неумолимо склонялась к горизонту. Времени было 16:40, а значит были все шансы не успеть до заката добраться до ещё одной интересности здешнего края. Благо спутник мой, Катерина, настояла и вдавив педаль газа в самый пол, рискуя конечно не удержаться на обледенелой дороге, мы помчались в старинное село Велье. И уже в лучах уходящего солнца, окрасившего сельские памятники архитектуры в приятный золотистый оттенок, успели-таки оказаться на главной площади, где были единствеными нежданными гостями для местных жителей.


Название Велье происходит от финно-угорского «вялья» — «просторный, свободный». Село расположено вдоль двух древних дорог в Литву и Ливонию. Первое упоминание о селении относится к 1368 году: «В лето 6876 рать Немецкая у Велья из Налесья была...». Однако первые жители — славяне-кривичи — появились здесь ещё в VIII-X веках. Археологические исследования 1981-1983 гг. подтверждают гипотезу о существовании окольного города в урочище Грива, относящемуся к концу I тысячелетия. Для защиты Псковской земли в XIV—XV вв. возводились крепости-пригороды: Изборск, Остров, Врев, Воронич, Опочка и др. В сер. ХIV века была построена земляно-дерево-каменная крепость и в Велье. Крепость, расположившаяся на большом холме, окружённом тремя озёрами Чёрное, Велье и Чадо, защищала узел важных дорог из Литвы на Москву, Псков, Новгород. В ХIV-ХV вв. крепость отражает многочисленные нападения Ливонского ордена и немцев. В XVI веке Велье уже значительное поселение за пределами крепости, со своим уездом — «Велейщиной». Однако после похода Стефана Батория (Короля польского), в 1582 г. крепость была разрушена и в посаде осталось всего 20 дворов из 133 прежних. Впоследствии Велье теряет своё былое значение и превращается в безуездный город, а затем в село.


В 1711 г. Велье пожаловано сподвижнику Петра I, ген-прокурору графу П.И. Ягужинскому.  До этого времени Велье считалось дворцовым селом. Дворцовым крестьянам жилось несколько легче, чем помещичьим, поэтому они не хотели признавать себя крепостными Ягужинского. Сам граф мало находился в своей вотчине, тем не менее «построил дом из пяти поземных светлиц, вокруг которого располагались конюшни, амбары, баня, имелся сад». Но в связи с возникшим делом «за важные вины по политическому процессу» Елизавета Петровна приказала конфисковать Велейскую вотчину. В условиях временного отсутствия владельца в Велье, в 1744 г. дело дошло до открытого восстания. Против крестьян был направлен отряд солдат под командованием полковника А. Головина. Более подробно об этих событиях я напишу чуть ниже. Со временем земли были возвращены потомкам Ягужинского. С 1744 г. Велье переходит к сыну П.И. Ягужинского Сергею Павловичу. В 1761 г. управляющим вотчиной был назначен Леонтий Автономович Травин, оставивший о себе память рачительного управляющего. Родившись в крепостной семье, Травин к 54 годам получил вольную и стал первым историком села, автором «Записок» о себе, о своём времени. В 1777 г. Велейская вотчина перешла к новому владельцу — князю Г.А. Потёмкину-Таврическому, который умел мастерски скрывать действительное положение дел и изображать благополучие там, где его не было. В 1780 г. Велье посетила проездом Екатерина II. Цель поездки — обзор новых земель, отошедших к России в результате раздела Польши. Для встречи императрицы велейская знать у въезда в село специально соорудила триумфальные ворота. Екатерину Великую встретили хлебом–солью и колокольным звоном, а в Воздвиженской церкви совершён молебен. В 1782 г. Екатериной II Велье было пожаловано князю А.Д. Ланскому, находившийся во время её путешествия в свите императрицы. Князь заказал проект дворца, который он намеревался построить в Велье, знаменитому архитектору Джакомо Кваренги. Однако в связи со смертью Ланского проект не был осуществлён.

Проект фасада господского дома усадьбы А.Д. Ланского в Вильё Псковской губернии.

От Ланского вотчина перешла во владение князя А.Б Куракина, любимца Павла I. После чего в 1796 г. Велье передано в удельное ведомство Опочецкого уезда, вместе с Велейской волостью вошедшего в состав только что образовавшейся Псковской губернии. В 1808 г. департамент уделов в целях получения дополнительного денежного дохода решил построить в Велье полотняную мануфактуру. Насчитывалось 40 постоянных работников и 85 периодически меняющихся крестьян. За 11-12 часовой рабочий день ткачи и прядильщики зарабатывали не более 7 копеек. Директор неоднократно подавали прошения Александру I об освобождении их от «фабричной барщины». Вскоре выяснилось, что мануфактура принесла удельной казне 201317 руб. убытков, и была закрыта.


В XVIII-XIX веке Велье являлось торговым центром — льноводным краем. Купеческие династии прочно утвердились в Велейской волости. Здесь проживало несколько купеческих семей — скупщиков льна, кож, воска, зерна. Ко льну относились с любовью и уважением, признавая лён за кормильца, о чём пели в своих песнях:
«Лён наш, ленок,
Вся на тебя надежда,
Ты заплатишь наш оброк,
Ты наша пища и одежда».
В настоящее время Велье занимает примерно ту же территорию, на которой размещался городской посад в XIV-XVI веках. Вокруг села сохранились курганы, земляной вал, городище, фрагменты старых дорог. Особенно ценным является то, что до наших дней сохранились архитектурные здания XIX века.


Самым богатым в селе был род купцов Крестовских. Первым его представителем был Иван Иванович, его дело продолжил сын Иван и внук Пётр. Именно при Петре Ивановиче в Велье появилась усадьба, сохранившаяся до наших дней: двухэтажный каменный дом с флигелем, амбар, большое каменное здание льнохранилища, возведённое в 1872 г. Самой крупной владелицей земли в начале XX в. была Ольга Крестовская, жена П.И. Крестовского, которая занималась не только льноторговыми операциями, но и благотворительной деятельностью. Главной доминантой центральной площади села служит как раз усадьба Крестовских с двухэтажным каменным домом, озарённым в наш приезд лучами уходящего солнца. Сейчас стены купеческого особняка занимает средняя школа.


Рядом с главным домом стоит деревянный флигель на валунном цоколе.


А на задворках усадьбы расположен льняной склад. Типичная для западных районов области кладка: валуны, раствор и чёрные камушки. Стены льнохранилища украшены выкладками из чёрных камешков — целой галереей рисунков, изображающих часы, самовар, бричку, церковь, дату начала и конца строительства здания, инициалы строителей и название — «оптовый склад».




Интересный стиль письма и изложения мысли обнаружил в рукописи П.С. Лобкова, женатого на дочери родоначальника купеческого рода Крестовских Ивана Ивановича Крестовского. Речь идёт о кончине любимого им тестя. «1843 год. Достопочтеннейший и достопамятнейший, незабвенный мой тесть, мой отец и благодетель отыде в вечное блаженство, сподобясь всех христианских обрядов. Сделался болен с 1 на 2 марта, от простуды, головной болью. 16 марта исповедан и приобщён Св.Тайн; 24 — пособорован маслом и наделил своих детей – сына и дочь – в твёрдой памяти и твёрдом духе, но уже не мог сидеть с сего числа на стуле, и нельзя его поднять с постели, везде чувствовал боль. Приказывал своим приготовлять к угощению, и 26 числа, в день Пасхи, послал сына Ивана Ивановича к утрени, а после утрени похристосовались, но уже не мог говорить. Пришёл священник и прочитал отходную, и в 8 час. утра, в день Пасхи, скончался любезнейший наш Иван Иванович Крестовский на 68 году от рождения своего. Прошу и молю, любезные дети и внуки, поминать драгоценнейшего в жизни своей благодетеля, чадолюбивейшего отца».


Мы же продолжаем исследование достопримечательностей села. Долгие годы с Вельем была связана купеческая семья Болталовых. Один из них, Пётр, получил статус купца первой гильдии. А Иван построил в селе лавку и кладовые. Перед нами, предположительно, как раз дом купцов Болталовых.




В глубине двора, расположено строение, напоминающее каретный сарай с двумя воротами (при ближнем рассмотрении сложилось ощущение, что в советское время там базировалось пожарное депо). А чуть в стороне от главного дома, в низине, стоит кирпично-валунная постройка с огромным гранитом в кладке, имеющим надпись «1900. Р.Н.Н.Г». Скорее всего, сие есть год постройки и инициалы мастеров-каменщиков.


А сейчас уделю внимание временам владения селом благородными графьями и князьями. За хвалебными им статьями с трудом отыскал следующую информацию. В 1744 г. крестьяне Велейской вотчины графа Ягужинского, замученные на барщине и притесняемые управляющим Иваном Залевским, отказались выполнять приказы не только Залевского, но и самого графа. По ходатайству Ягужинского из Пскова прибыла воинская команда (340 солдат и офицеров). Крестьяне оказали вооруженное сопротивление (топоры да вилы). Вблизи деревни Серебренниково Граинской волости произошло столкновение — несколько человек было убито. Последовала жестокая расправа: сотни крестьян были избиты кнутом, многие — до смерти. Через 20 лет произошло новое волнение. Граф Ягужинский, один из богатейших людей в России (имел поместья в нескольких губерниях, где были созданы полотняные и ткацкие мануфактуры, заводы на Урале), задумал открыть в Велье льняную фабрику. В 1764 г. приехал новый управляющий — француз Де Вальс, который установил более высокий оброк, насильно отбирал работников на мануфактуру, беспощадно наказывал непокорных. Бывший управляющий и историк Л. Травин характеризует того как человека «сдиравшего кожу с крестьян, чтоб исполнить свою алчную утробу обогащением». Крестьяне отказались работать, а когда их попытались принудить силой, вспыхнуло восстание. Двухтысячная толпа разгромила фабрику и разбила завезённые из-за рубежа ткацкие станки. Де Вальс едва спасся. Вскоре из Пскова прибыла карательная экспедиция. Всех крестьян перепороли, а зачинщиков сослали на каторгу. Удалось ли Ягужинскому продолжить мануфактурное дело неизвестно. В 1776 г. Травин получил отпускную на волю и на сим фабричная история из первых рук заканчивается.


Меж тем мы перебазировались на другую главную улицу села, где ещё при въезде заприметили колоритную дореволюционную постройку.


Се оказалась усадьба купцов Машневых (Машновых), выходцев из опочецких мещан. Простотой и изяществом отделки привлекает их усадебный дом. Сама усадьба представляет замкнутый архитектурно-жилищный комплекс, включающий в себя деревянный главный дом с мезонином, флигель с кухней, крытый двор. В 1926 г. в здании была размещена больница, просуществовавшая там более 70 лет и закрытая буквально недавно.




Большую роль в жизни Велья играли ярмарки, проходившие четыре раза в году: Трехсвятительская, две Фоминские и самая большая Воздвиженская. Через Велейскую волость проходит старинный почтовый тракт из Полоцка в Новгород. ХIХ век — подъём льноводства. Лён, его обработка и продажа положили начало купеческим династиям в Велье. Тогда же получило распространение старообрядчество. Видимо, по этой причине в селе в начале XX века ещё не было церковно-приходской школы. Зато с 1878 г. существовало двухклассное училище Министерства народного просвещения, была больница, библиотека-читальня.


Во время михайловской ссылки здесь бывал проездом А.С. Пушкин. В августе 1825 г. он ехал через Велье в имение своего «опекуна» предводителя опочецкого уездного дворянства А.Н. Пещурова. В Лямонове произошла встреча поэта с племянником Пещурова — лицейским другом Пушкина Александром Горчаковым:
«Нам разный путь судьбой назначен строгой;
Ступая в жизнь, мы быстро разошлись:
Но невзначай проселочной дорогой
Мы встретились и братски обнялись.
»


Грустно. Видя всю эту нарастающую с каждым годом разруху, понимать, что Велье включено в состав Государственного историко-литературного музея-заповедника А.С. Пушкина «Михайловское». Видимо, включено только на бумаге.




Отрывок из автобиографии историка Н.И. Костомарова: «Из Врева мы поехали в Велио. Здесь нашли мы также старый вал с остатком на нём фундамента кирпичной стены, несколькими старыми могильными памятниками и с церковью. В селе нам указали огромный холм, наполненный человеческими костями. Это, как говорили, памятник мора, свирепствовавшего когда-то в крае и истребившего всё население пригорода Велио. Рассказывают, что эти кости несколько раз сами появлялись рассеянными по земле в разных местах села. Это приписывали чуду; но очень может быть, что их растаскивали собаки из холма, в котором они навалены, и тем более это правдоподобно, что мне стоило покопать зонтиком, чтобы вытащить череп или ручную кость». Как пример ещё одной легенды приведу предание о происхождении названий местных озёр Чадо и Чёрное: «Однажды вельяне ловили сетью рыбу и вытащили пень. Вдруг пень промолвил человеческим голосом: «Ой, Чадо моё, Чадо, милое Чадо». Испугались рыбаки и бросили пень обратно в озеро. С тех пор и зовётся это озеро Чадо. Название озеро Чёрное возникло от постоянно тёмной воды в нём».


В городе, когда Велье им было, находилось три храма. Главный — деревянная, 1710 года постройки, церковь в честь Михаила Архангела, который считался покровителем вельян. Михайловская церковь и кладбище вокруг него находились вне села, на городище. Вторая деревянная церковь Преображения Господня была построена в 1763 г. на Спасовой горе. До этого времени там стояла Преображенская церковь, 1635 года. Возможно, то была церковь упраздненного в XVII веке Спасского монастыря. В XV веке в Велье находился Спасский мужской монастырь, сгоревший в 1460 г. В 1804 г. Преображенская церковь сгорела от удара молнии. Церковь так и не была восстановлена. А в 1900 г. на её месте купеческой дочерью Елизаветой Ивановной Крестовской была построена часовня Преображения Господня. А перед нами третий храм — в честь Воздвижения Святого и Животворящего Креста Господня.


Строительство этой каменной церкви началось 1 мая 1762 г., закончено в 1763 г. На сооружение церкви была употреблена каменная плита разобранных велейских крепостных сооружений на городище. Правительствующий Сенат в 1759 г. разрешил разборку каменных крепостей внутри России и использование камня для строительства церквей, монастырских храмов и богаделен. Деревянная отдельно стоящая колокольня в 1860 г. была заменена пристроенной каменной. Церковным старостой в нач. XX века был местный купец Н.И. Болталов. Закрыта церковь в 1930-х, но вновь открыта во времена оккупации и более не закрывалась. К сожалению, история немецкой оккупации связана с печально известной Псковской миссией, плотно сотрудничавшей с фашистской Германией. Не обошло стороною покровительство "фрицев" и здешнего священника В. Толстоухова. С наступлением советских войск, не имея больше возможности читать молебен за здравие Адольфа, сперва он уехал в Ригу, а оттуда осенью 1944 г. эмигрировал в США. Тема деяний Псковской миссии неоднозначная, тем не менее, на мой взгляд, это тёмное пятно на русской православной церкви и поныне. И самое печальное, что ныне её всячески пытаются оправдать.


Неожиданно усилившийся ветер покосил колокольню и накренил сам храм. Увы, без искажения можно было заснять лишь издалека, что мы и сделали чуть ниже.


При церкви сохранилось кладбище с каменной оградой и воротами. Под снежным покровом отыскали дремучее захоронение некоего Никифорова.


На колокольне, на одном из восьми колоколов имелась следующая надпись: «1763 года 31 марта Сергеем Павловичем Ягужинским в церковь Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня». На сим моя история подошла к концу, а в Велье же стоит побывать ещё раз и непременно летом.


При создании поста использованы следующие источники:
- энциклопедия "Памятники истории и культуры Псковской области"
- "Врев и исторические окрестности"
- А.Петров "Дорогами псковской провинции. Село Велье"
- Архивные описи Псковской епархии "Дела давно минувших дней"
- "Псковский мир"
- Культура и Искусство. "Усадьба генерала Ланского в Вельё"
- Ю. Селиверстов "Погибший «родственник» Павловского дворца"
- "Путеводитель по памятным местам"
- Из рукописи П.С. Лобкова
Tags: 2015, Псковская область, заброшенные усадьбы, усадьба
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Доехали до Усвят

    Продолжая тему смоленского отдыха, предлагаю вашему вниманию третью часть путешествий в поисках заброшенного. Исследовательская поездка по…

  • Из Красных Горок в Княжьи

    Начинаю разбирать новогодний мега-трип и первым постом поведаю о графской усадьбе, что находится в 650 км от Москвы или 130 от Пскова. Здесь, на…

  • Молочная школа генерала Спиридонова

    Четвёртый день новогоднего путешествия мы провели в окрестностях города Порхова, где уже под вечер посетили имение Вязье, что на берегу реки…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

Featured Posts from This Journal

  • Доехали до Усвят

    Продолжая тему смоленского отдыха, предлагаю вашему вниманию третью часть путешествий в поисках заброшенного. Исследовательская поездка по…

  • Из Красных Горок в Княжьи

    Начинаю разбирать новогодний мега-трип и первым постом поведаю о графской усадьбе, что находится в 650 км от Москвы или 130 от Пскова. Здесь, на…

  • Молочная школа генерала Спиридонова

    Четвёртый день новогоднего путешествия мы провели в окрестностях города Порхова, где уже под вечер посетили имение Вязье, что на берегу реки…