Денис Спирин (deni_spiri) wrote,
Денис Спирин
deni_spiri

Categories:

Небесное воинство Красного-Сумароковых



В сегодняшнем посте я поведаю об удивительной храмовой живописи Поволжья, выполненной в стилистике конца XVII столетия.
Между городами Нерехта Костромской области и Приволжском Ивановской обл. расположено
село Красное-Сумароково. Посреди внешне ничем непримечательного, почти-то вымершего села стоит Троицкая церковь, хранящая в своих стенах уникальную роспись 1768 года, отличающуюся неординарным иконографическим исполнением. Роспись была выполнена костромскими мастерами с ориентацией на образцы конца XVII – начала XVIII вв. Публикации, посвящённые этому памятнику, немногочисленны, но тем не менее кое-что всё-таки удалось накопать.



Путь в Красное-Сумароково начался из Костромы, через город Волгореченск, что в 35 км от неё. Волгореченск возник на картах страны в 1964 г., с началом строительства энергетического гиганта – Костромской ГРЭС. В то время эти края считались глубинкой Костромского края: электричество в деревни было проведено только в 1950-е, дорог и мостов не было, а основным средством сообщения, как и сотни лет назад, была река Волга. В 10 км от Волгореченска находится село Спас, где мы оставляем наше транспортное средство и через заснеженные поля топаем до старинного села. В наше время Красное-Сумароково это 5-6 жилых домов, остатки усадебного парка и одинокая церковь. Замечу, что село расположено в очень живописном месте – на большой возвышенности вдоль берега реки Сентушки. Именно за красоту местоположения оно и получило своё название.


Село, тогда ещё просто Красное, впервые упоминается в начале XVII в., когда в нём на «государевой земле» уже стояла деревянная церковь во имя Троицы. В то время Красное находилось в поместном владении Шокуровых и Лодыгиных, а другая часть – в вотчине Михаила Евстафьевича Пушкина, предка поэта. В 1665 г. от М.Ф. Лодыгина поместье перешло к князьям Хованским. В нач. XVIII века селом владеет С.Г. Шокуров. В итоге от Шокуровых Красное окончательно переходит в род Сумароковых, по имени которых получает своё второе название – Красное Сумароковых. Род Сумароковых известен на Руси с XIV века. Родоначальником ветви считается Левис Суморок (Иуда Сумароков). Фамилия появилась от прозвища «суморок», что значит «сумрачный, пасмурный». Жалованную грамоту на костромские земли в 1511 г. получил его внук, Иван Дмитриевич, который и положил начало костромской ветви рода Сумароковых.




Итак, преодолев от Спаса до Красного два км, наконец-то оказываемся в центре села, где в окружении деревенских избушек, за остатками кирпичной ограды с двумя сохранившимися воротами стоит Троицкая церковь – цель нашего сюда прихода.


Каменный храм Троицы был выстроен около 1766 г. Вероятно, строительство новой церкви велось по заказу Ивана Семёновича Шокурова, поскольку об этом говорят два факта: первый – в новом храме не были возобновлены старые приделы от прежнего деревянного, а устроен новый – по всей видимости, патронального святого Шокурова; второй – заказчиком росписей храма являлся сам Шокуров. Хотя в то время село находилось уже во владении капитана в отставке Андрея Васильевича Сумарокова, женившегося на дочери Ивана Семёновича, Прасковье Ивановне Шокуровой, и получившим в качестве приданного село Красное.


Колокольня, трапезная и южный придел построены позже, вероятно, в кон.XVIII - нач.XIX веков. К этому же периоду относится и строительство кирпичной ограды с воротами.


Заснять храм со всех сторон из-за сугробов по колено было задачей весьма непростой, поэтому решать её не стали и, сделав пару внешний ракурсов, под лай собак поспешили внутрь сего памятника архитектуры.


Возле входа пригорюнилась чешуйчатая драконья голова, как решила Катерина. Хотя, я думаю, это луковичная главка была когда-то сброшена со святых врат.


Из колокольни попадаем в широкую трапезную, служившей зимним храмом. Две старинные печи ещё хранят на себе печные изразцы с рисунком ручной работы, один из которых пополнил мою коллекцию.




На потолке и стенах фрагментарно сохранилась масляная живопись середины XIX в. с более поздними поновлениями.


Из трапезной попадаем в святые святых – основной объём, стены которого полностью покрывает уникальная для этих мест храмовая живопись.


Роспись относится к 1768 г., когда владелицей Красного была Прасковья Ивановна Сумарокова, урождённая Шокурова. Очевидно, что ко времени росписи храма её супруга, Андрея Васильевича Сумарокова, уже не было в живых, в связи с чем работы велись на средства её отца И.С. Шокурова, что отражено в храмовой летописи, идущей по периметру стен. Полустёртые сохранившиеся надписи сообщают, что стенопись исполнена в 1768 году Костромскими художниками – братьями Иваном и Лукой Носковыми на средства Ивана Семёновича Шокурова, могила которого находится справа от алтаря. С пожеланиями заказчика связана и оригинальная сюжетная линия росписей, не имеющая аналогий не только в современной им поволжской живописи, но и в более раннюю эпоху. Основным источником композиций здесь служила Библия Маттиуса Мериана.


Стены разделены на пять ярусов изображений, что довольно много для этого небольшого храма. Верхние яруса росписей отведены сюжетам Ветхозаветного цикла, состоящего из 39 композиций. Каждая сцена соответствует одной из многочисленных книг Ветхого завета. Несколько книг остались не отражёнными в росписи, а в изображённых выбраны не самые легко узнаваемые и часто иллюстрируемые сюжеты. Некоторые композиции, по видимому, здесь были придуманы самими художниками.


В центре свода находится Троица Новозаветная в варианте Сопрестолия в окружении Сил небесных.


В нижних ярусах развёрнут Евангельский цикл, включающий в себя 27 сцен. Большинство из них часто встречается в росписях поволжских храмов XVIII века. Как правило, в основе композиций этого цикла лежат гравюры Библии Мериана, но есть также и самостоятельно разработанные поволжскими художниками. Логики в последовательности сюжетов новозаветного цикла нет, сцены иногда идут блоками (притчи, исцеления), иногда перемешиваются.




На западной стене в центре четвёртого ряда последовательность нарушается композицией, прославляющей Богоматерь: она с Младенцем на руках восседает вверху на облаке, внизу ей предстоят апостолы.


К сожалению, этот памятник, столь важный для истории иконописного искусства Костромы, быстро разрушается и без срочного вмешательства скоро полностью исчезнет.






Росписи храма не являются одновременными, хотя в основном своём объёме и принадлежат к 1768 году. В начале XIX века при установке нового иконостаса, открылись части стен, где были изображены более ранние композиции.




Службы в храме продолжались до 1960-х гг. А находившийся здесь главный иконостас 2-й четв. XIX века, в начале 1990-х перенесён в Воскресенскую церковь города Нерехты.


В алтаре размещен Страстной цикл, что совершенно не типично для храмовых росписей Поволжья, поскольку Страсти всегда помещали в основном объёме.


В своде алтаря представлена большая композиция Распятия.


Вокруг Распятия слева и справа помещено 12 сцен цикла, среди которых две редко встречающиеся сцены в храмовой живописи:
«Пилат вопрошает у толпы имя осуждённого»


... и «Христос и Пилат» («Что есть истина»)


В простенках между тремя алтарными окнами размещены две большие композиции – «Служба святителя Иакова Иерусалимского, Брата Господня» (в настоящее время уже плохо различимая) и «Сошествие Святого Духа» (на фото ниже).


Обращает на себя внимание индивидуальная деталь костромской артели стенописцев – обвитая виноградной лозой колонка. Такие колонки присутствуют в росписях Никольской церкви в недалеко расположенном селе Сидоровском, выполненных во 2-й четв.XVIII в.


Позабавили глаза у "Святого Духа"




В тексте храмовой летописи церкви сохранился сильно повреждённый фрагмент, где были указаны имена авторов росписи. Из него следует, что здесь работало не менее шести мастеров, причём три имени поддаются прочтению. Это костромичи братья Иван, Лука и Василий Носковы. О них известно, что они были дворовыми людьми костромских дворян Куломзиных и вместе с мастером Сергеем Окатовым расписали в 1775 г. несохранившуюся церковь Архангела Михаила в Костроме.




Преисполнившись восторга от столь необычной для забытого села в костромской глубинке росписи, держим путь на выход.


Но, прежде, чем окончательно выйти из храма...


...ненадолго выглянем наружу через боковую весьма колоритную дверку основного объёма.


В настоящее время уже мало что напоминает о находившейся здесь усадьбе и их хозяевах. Разве что имена их теперь можно встретить на старинных надгробиях прилегающего к храму кладбища. Под гранитными памятниками нашли вечный покой многие владельцы Красного и их потомки.


Вот, например, гранитное надгробие Анны Андреевной, дочери Андрея Васильевича Сумарокова и Прасковьи Ивановной Шокуровой. Интересно, что другая их дочь, Александра, вышла замуж за Афанасия Фёдоровича Тухачевского, костромского губ.предводителя дворянства (родственника будущего советского военачальника М.Н.Тухачевского), и имела дочь Варвару, вышедшую впоследствии замуж за нерехтского городничего В.А. Коптева.
«родилась 1764 года генваря 30-го дня / скончалась 1830 года декабря 6-го дня».


«Под сим камнем погребено тело из дворян девицы Анна Андреевна Сумарокова»

К дворянам род Сумароковых был причислен в 1826 г. С 1849 г. владельцем Красного числится коллежский регистратор Сергей Петрович Сумароков. Его сын, Пётр Сергеевич, в 1895 г. был попечителем здешнего земского училища. А дочь, Варвара Сергеевна, закончив Санкт-Петербургскую консерваторию, в 1890 г. открыла первую детскую музыкальную школу в Костроме. Замуж вышла за сына директора Пулковской обсерватории А.Н. Морина. Их сын, Сергей Александрович Морин, – последний владелец Красного после Октябрьской революции вступает в местный колхоз, а чуть позже обучает ветеринаров в Нерехте. А его жена работала учительницей в «барском» доме. В доме Сумароковых–Мориных после национализации устроили начальную школу, а хозяев переселили в бывшую церковно-приходскую школу.


К нашему времени от усадебного дома не осталось и следа. Собственно, такими темпами скоро исчезнет и само село.


Метрах в двухстах от Троицкой церкви находится скромная Скорбященская церковь, 1834 года. Но, т.к. она ничем не примечательна и была уже представлена в обзорном посте, сегодня оставим её без внимания. А напоследок фото из серии "Здесь был Я".


Катька тоже там была, но её сдуло ветром. Наконец-то...


Предыдущие части этого путешествия:
- Дорога в Улошпань
- На улице Школьной

При создании поста использован материал следующих сайтов:
- Кострома – Русская провинция "Костромские Сумароковы"
- статья Н.И. Комашко "Храмовая живопись Поволжья"
- Народный каталог Православной архитектуры

Tags: 2015, Костромская область, заброшенные храмы, храмовая живопись
Subscribe

  • В гостях у ...

    Всех читателей — с Наступившим и со всеми прошедшими! Я же продолжу сказ о приключениях экипажа Тёмной Стали в окрестностях Соли…

  • 267 метров над уровнем моря

    267 метров над уровнем моря — на такой высоте, на вершине высокого холма, господствующего в окружающей местности, расположен…

  • Кислячиха и её секреты

    Кислячиха — это деревня, затерявшаяся меж градами Вичугой и Кинешмой. В небольшой деревеньке спрятан целый комплекс дореволюционных…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • В гостях у ...

    Всех читателей — с Наступившим и со всеми прошедшими! Я же продолжу сказ о приключениях экипажа Тёмной Стали в окрестностях Соли…

  • 267 метров над уровнем моря

    267 метров над уровнем моря — на такой высоте, на вершине высокого холма, господствующего в окружающей местности, расположен…

  • Кислячиха и её секреты

    Кислячиха — это деревня, затерявшаяся меж градами Вичугой и Кинешмой. В небольшой деревеньке спрятан целый комплекс дореволюционных…