Денис Спирин (deni_spiri) wrote,
Денис Спирин
deni_spiri

Category:

Еболдино и мы



...или "Один день в Лукояновском уезде Нижегородской губернии". Вторым названием становится понятно, что речь в сегодняшнем блоге пойдёт о достопримечательностях в окрестностях города Лукоянова Нижегородской области. В тот день мы побывали сразу в нескольких старинных мордовских поселениях, к концу XVI века занятыми русскими людьми: Ель Болдино, Анудемир, Кочкари, Полдомасово и других. Интересности данных сёл не отличаются своей изысканностью, но для этого края и то роскошь. Как я уже упоминал раннее, Нижегородский юг вообще не отличается архитектурным богатством.
P.S. Пост изобилует достаточно редким краеведческим материалом, на мой взгляд, весьма познавательным для полноты картины нашего прошлого.



Село Большое Болдино расположено в юго-восточной части Нижегородской области, почти на границе республики Мордовия. Поселение на берегу реки Азанки возникло в 1-й пол. XVI века, в местности, занятой тогда мордовским населением. Почти все источники первоначальным названием Болдину приписывают имя Забортники. Но это ошибочно. Первыми жителями поселения были мордовцы-бортники (сбор­щики дикого мёда) и в документах тех времён оно значилось как за бортниками, т.е. принадлежащим бортникам, а не именем, как интерпретировали в наше время. По правилам русского де­лопроизводства писец непременно записал бы «Болдино, Забортники тож». На самом деле старое название селища – Ель Болдино (или татарского, или эрзянского, аль мордовского происхождения). Впоследствии в документах это название стало употребляться в сокращенном написании Елболдино или Еболдино. И только в 1619 г. село упоминается как: "...в Арзамасском (уезде) в Залесском стану за Шатиловскими вороты село Болдино, что было деревня за бортники, под большим мордовским чёрным лесом".




«...Наконец, после томительного переезда, показалось известное в истории нашей литературы, по своему знаменитому владельцу, село Большое Болдино. В Болдине, своём родовом имении, Пушкин провёл две осени 1830 и 1833 годов... В настоящее время, конечно, нет и следов пребывания в Болдино его владельца. Дом, в котором он жил, был впоследствии наследниками его подарен местному священнику, давно уже умершему, который его так переделал, что даже не все стены прежнего остались... Живым свидетелем стоит тот же быт крестьян, на счёт которых, Пушкин, сын своего века и сословия, жил, мало или вовсе о них не заботясь, смотревший на толпу вообще с высоты своего поэтического величия...» из записной книжки действительного члена и секретаря Нижегородского статистического комитета А.С. Гациского, 1869 г.

Так что представленный в наше время в усадьбе господский дом Пушкиных (на верхнем фото – нач.ХХ века; на нижнем – 2014 г.) не является не то, чтобы оригинальным, но и близко не стоит ко времени поэта. Первое упоминание о селе, как о владении Пушкиных встречается в 1585 г. А в 1612 г. "...в Арзамасском уезде деревня Еболдина" стала числиться за Иваном Фёдоровичем Пушкиным, участником ополчения Минина и Пожарского; за заслуги получившего Болдино в вотчину. Правда, награду не оценили крестьяне-болдинцы, и неудивительно, ведь раньше они были вольными черносошными «царскими холопами», теперь же становились крепостными. Вспыхнули волнения; в дела провинциальной деревеньки вмешались сверху – указ местным властям направили Д.М. Пожарский и Д.Т. Трубецкой. К непокорным крестьянам рекомендовали применить самый действенный в то время метод убеждения – физическую расправу. После чего Пушкины владели родовым имением на протяжении трёх веков.




В начале ХVIII в. Болдино переходит во владение прямых предков поэта. Одна­ко к тому времени «придворный вес» семейства резко упал: Пушки­ны ухитрились провиниться сразу перед двумя великими монархами: Петром I и Екатериной II. Выйдя из заточения, артиллерии полковник Лев Александрович (родной дед поэта, "загремевший в крепость" за отказ присягнуть новой императрице во время дворцового переворота) развернул в своём имении бурное строительство (отремонтировал господский дом, заложил каменную церковь и т.д.) и владел селом до самой смер­ти в 1790 г. После его кончины процветающее имение стало дробиться между наследниками, что, конечно же, не могло не сказаться на нём самым негативным образом. Уже при отце А.С. Пушкина, Сергее Львовиче, начина­ется упадок имения. Живя в Болдине, поэт должен был заниматься и хозяйственными делами: новые заботы были слишком обременительными – в 1835 г. А.С. Пушкин отказывается от управления отцовским имением.


История болдинских владений заканчивается, когда Лев Анатольевич (внучатый племянник поэта) хотел продать пахотную землю болдинским крестьянам по 115 руб. за десятину. Но те не пошли на это, т.к. рассчитывали со временем получить землю даром. Тогда Л.А. Пушкин продал её крестьянам села Лобаски по 120 руб., что окончательно испортило отношения помещика со своими крестьянами. 22 мая 1907 г. состоялось столкновение болдинцев с лобасковцами. Был момент, когда напуганный событиями помещик даже вызвал в Болдино для собственной охраны конных казаков, которые разбили бивуак в парке. После этого события семья Л.А. Пушкина покинула родовую вотчину навсегда. А в 1911 г. имение было приобретено в собственность государства.


Новый этап в жизни Пушкинской усадьбы связан с юбилейными датами: 100-летием первого приезда поэта в Большое Болдино (1930 г.) и 100-летием со дня его смерти (1937 г.). К последней дате был выстроен весьма интересный Дом Культуры. Оригинальное монументальное здание с портиком о семи квадратных деревянных колоннах было построено в 1937 году.




В 1944 г. на заседании бюро Горьковского обкома ВКП(б) было принято постановление о реставрации Пушкинского парка и организации музея. В 1950-х приступили к ремонту главного дома (2-я пол.XIX века) и облагораживанию усадебного парка. Интересен документ о реставрации памятников культуры и архитектуры от 1961 г., в котором сообщается о выделении на ремонтно-восстановительные работы усадьбы Болдино денежных средств на сумму 107 тыс. рублей. Кстати, там же указано о выделении 235 тыс. рублей на реставрационные работы по Макарьевскому монастырю, более 330 тыс. в общей сумме на реставрацию трёх нижегородских храмов и т.д.


В наши дни Большое Болдино крупное и неплохо живущее (внешне) село. К сожалению, дореволюционную застройку особо мы там не заприметили. Поэтому долго задерживаться не стали и вскоре направились в сторону другого владения Пушкиных – в Львовку. Но сперва, ради интереса, через деревеньку Пикшень заехали на территорию республики Мордовия с её непривычными русскому уху названиями рек: Якштерня, Саля, Меня и именами селений: Чукалы, Вармазейка и Ташто Куманця.


Следующим пунктом наших "исследований" стала деревня Львовка, появившаяся в 1838 г. Тогда здесь проходила южная граница владений отца поэта Сергея Львовича, по распоряжению которого тут было заложено 60 крестьянских дворов для отселяемых крестьян из Болдино. А назвал по­селение он в честь своего отца Льва.


Через 30 лет новым хозяином Львовки станет старший сын А.С. Пушкина – пятнадцатилетний Александр, будущий кадровый офицер, генерал и тайный советник. Александр Александрович вёл активную общественную жизнь в столице, но летом неизменно искал тишины и покоя в деревне. При нём заново отстроили господский дом – де­ревянный, с балконом и белыми колоннами по фасаду.



И ещё один любопытный эпизод: как-то крестьяне решили просить барина выделить деньги на церковь. Отправили к нему «посольство». Барин подумал-подумал и объявил, что церковь подождёт. Мол, без неё можно жить, а вот без школы – никак. И поставил условие: сначала «храм наук» пусть построят, а уж следом за ней храм Божий. Кстати, изба, в которой в 1900-х открыли начальную школу, стоит до сих пор, только уроков там уже не проводят – детей во Львовке не осталось. Правда теперь школу именуют церковно-приходской и в ней открыта непонятная музейная экспозиция, которую можно осмотреть за 120 рубликов.


Между барским домом и школой находится церковь Александра Невского, 1911 года.


«В сумерки выехал я из Болдина... Вскоре показалось имение князя Кочубея село Новая слобода, с барскими постройками со своими тремя заводами. В настоящее время новослободская жизнь идёт тихо, а было время, лет 20 тому назад, когда в Новую слободу наезжал весь цвет окрестных лукояновских и иных сливок: живший тогда в селе доктор Саломон открыл в нём источники, богатые железом, помещичье управление устроило ванны, вокзал; раздавались хоры музыки, пары сливок кружились в вихре танцев... но внезапная смерть г. Саломона всё с собой унесла и теперь почти никто не знает о минеральном богатстве Новой Слободы...» – из материала летописца А.С. Гациского, 1869 г.


Вот и мы, по стопам, Гациского прибыли в Новую Слободу. Главная цель заезда – усадебный дом господ Кочубеев, упомянутых выше. Дабы не плутать по довольно-таки крупному в наше время селу, запросили месторасположение дома у не очень вежливого представителя здешний администрации, после чего, уже через три минутки, бродили вокруг барского дома с фотиком.




Из описания 2-й пол. ХIХ века: «В селе Новая Слобода живут потомки белорусов, переселённых сюда при царе Алексее Михайловиче, смешавшихся частью с великороссами, частью переселёнными из Украины малороссами. Во время бытности при означенном имении, в должности домашнего врача, известного в Нижегородской губернии хирурга Саломона, последний открыл минеральный источник, вследствие чего были устроены ванны, построен около больницы особый дом для приезжих, а в саду открыт вокзал. Хорошо содержимый парк, хор музыки, приглашаемый на целое лето, и вечерние танцы привлекали туда целые семьи окрестных помещиков, желавших повеселиться. С внезапной смертию г. Саломона минеральные воды как бы потеряли своё целительное свойство, сад заглох, строения превратились в развалины, и мёртвая тишина воцарилась там, где прежде больным и здоровым жилось так весело».




Скорее всего сами Кочубеи здесь не проживали, лишь бывали наездами. А имением управляли доверенные лица. Если бы не сайт Г.Филимоновой "Дать Понять" мы бы никак не узнали про расположенную тут усадьбу и ни за что бы не определили в этой скромной полукаменной постройке барский дом, датируемый 1840-50 гг. Хотя и не удивительно, что сей господский дом столь прост – Лукояновский уезд считался дном Нижегородской губернии, в чём мы убедимся чуть ниже.


Кроме Новой Слободы роду Кочубеев принадлежали и иные земли, в том числе расположенная рядом деревня Пралевка, возникшая не раннее 1840-х. В 1860-е здешним управляющим был немец по происхождению Егор Иванович Праль, по фамилии которого и была названа деревня. Во время голода 1892 г. Пралевку, среди прочих деревень Лукояновского уезда, посетил известный писатель В.Г. Короленко, оказывая благотворительную помощь голодающему населению. Благодаря стараниям Короленко, в деревне была открыта «народная столовая», запечатлённая фотографом М.П. Дмитриевым.
Народная столовая деревня Пралевка Лукояновский уезд. Фото М.П. Дмитриева. 1891-92 гг.


Дом крестьянина село Новая Слобода Лукояновский уезд. Фото М.П. Дмитриева. 1891-92 гг.


Глядя на эти архивные фото, понимаешь отчего, путешествуя в этом краю, мы не повстречали изысканного деревянного зодчества. Поэтому даже скромный дом Кочубеев на фоне простых крестьянских изб казался в то время добротным и роскошным. Но вернёмся в наши дни. Неподалёку от усадебного дома расположена приземистая постройка. Длиннющее, о 15 окнах, деревянное здание когда-то служило детсадом, а ещё раннее, возможно, и школой.





Но нет теперь столько детишек в близлежащих деревнях, чтобы наполнить стены детским смехом, вот и пустует оно который год.


Далее наш путь лёг в окрестности села Починки. Интересна история заселения этих земель русскими. В течение длительного времени мордовские земли были ареной ожесточённых столкновений между мордовой, приволжскими болгарами и русскими князьями. Первым в 1152 г. здесь объявился князь Юрий Долгорукий, вступивший в бой с мордовскими племенами: эрзей, мокшей и караятами. Мордва была разбита и оттеснена к югу от реки Ра (по нашему Волга), причём племя эрзя осело в районе Арзамаса. Здесь у них было главное становище Эрзя-мас, отсюда и происходит название города Арзамас. Во время этого движения некоторые эрзянские и мокшанские группы осели на территории нынешнего Починковского района, куда мы и прибыли. Внезапно распогодилось (правда не надолго). Чем я не примянул воспользоваться и заснял машинку.


Поскольку наш маршрут снова совпал с дорогой нижегородского историка Гациского, побывавшего тут во 2-й половине XIX века, продолжу его словами: «Тоскливо понурив головы, шлёпали лошади по лужам. Поднимался резкий холодный ночной ветер; дорога шла колоком и вот задребезжали брёвна моста, перекинутого через Алатырь. Мы въехали в большое грязное, раскинувшееся безмерно во все четыре стороны село Кочкурово. Посреди села, рядом с деревянною разваливающейся церковью, стоит фундамент строящейся новой каменной, весьма грандиозных размеров.
– Богато, видно, мужики-то живут: вон какую храмину воздвигают! – заметил я по своей всегдашней склонности залезать в мужицкий карман.
– Ништо, богато! – отвечал ямщик – Годов семь, а то и боле назад, горланы на сходе порешили церковь-то ставить; общество пятилось в те поры, ну а порешило: ладно, говорит. Зачали строить, вот и стоит эдакая-то уж годов пять: больше силы не хватает. Так видно и еще годков 50 простоит.»


Церковь Троицы Живоначальной была начата строительством в 1861 г., но первое освящение произошло лишь спустя 27 лет, в 1878 г. Через 12 лет пожаром были уничтожены деревянный верх и все внутренние устройства церкви. Вдальнейшем, в 1896 г., церковь восстановлена по новому плану. Видимо из-за этого архитектура храма сочетает в себе элементы русско-византийского стиля и позднего классицизма.


Кочкурово (иначе – Кочкари), расположенное в пойме реки Алатырь, вблизи непросыхающего болота, в XVII веке входило в вотчину боярина Бориса Морозова, крупнейшего феодала XVII века (ему принадлежали в разных частях страны 274 села и деревни, в которых проживало до 40 тыс. крепостных крестьян). Мордва, проживающая в Кочкурове, вследствие оттеснения их русскими крестьянами-переселенцами бежала на юго-восток, где основала новое поселение, которое было названо тоже Кочкуровым, что при реке Пелевке.


В 1863 г. Кочкурово на Алатыре – село казённое, около 500 дворов с населением более 4 тыс.человек.
«Народ в Кочкурове хлебопашеством почти не занимается, а дышет кое-как своим единственным промыслом – тканием рогож и шитьём из них кулья...отправляемого в Моршанск, Елец, Харьков и др. Экономические условия рогожного производства везде одинаковы и потому, говоря о них по отношению к Кочкурову, можно разуметь здесь и любое другое селение... Всю ночь Кочкурово горит огнями, потому что, когда одна смена ложится спать (в 1-м часу ночи), другая встаёт. Освещаются избы берёзовой лучиной. Работу с мужчинами разделяют женщины и дети, последние начиная обычно с 6-летнего возраста. Этих несчастных ребятишек поднимают на работу от сна силой, потому что сами они еще не в состоянии сообразить всей необходимости и всех неотразимых последствий от каждого пропущенного часа...».


Опосля Кочкурова двигаемся в крупное село Починки. Когда-то на территории к югу от речки Помалатки находилась мордовская деревня Починок Кеуштанов или Анудемир, как её ещё называли. Эта предшественница современных Починок, неизвестно когда возникшая, в 1628 г. была захвачена татарами и продана ими князю Куракину. В 1647 г. это место было куплено боярином Б.И. Морозовым. Купленные им земли он стал заселять крепостными людьми, вывозимыми из его подмосковных владений. С XVI века начался процесс христианизации мордвы, затянувшийся на долгие годы. Так, по донесению нижегородского епископа Сеченова, из приписанных к Починкам 18 тыс. душ мордвы, он в 1714 г. "...там быв, 2 тысяч окрестил". Позднее, в 1753 г., казанский епископ Лука доносил в Синод о крещении в Починковской волости 1884 человек мордвы. Как видно, мордовское население очень неохотно расставалось со своими традиционными верованиями и переходило в православие.

До 1926 г. Починки считались городом, поэтому здесь сохранились интересные образцы провинциальной архитектуры XIX века. Например, на Березенской площади в 1908-1910 гг. было построено четырёхэтажное здание Духовного училища. По рассказам долгожителей руководил строительством училища выходец из крестьян села Байково Пётр Круглов.


В советские годы в здании Духовного училища была образована единая трудовая школа 1-й и 2-й ступени и организован детский сад № 1. В 1922 г. открыто педагогическое училище. С конца 1941 г. – военный госпиталь. С 1949 по 1955 функционировал педагогический институт. После закрытия которого, открылась школа-интернат на 300 учеников. В конце 1960-х на её базе была создана коррекционная школа-интернат для детей с задержкой психомоторного развития.


На краю села расположена какая-то неказистая кладбищенская церковь Всех Святых, 1863 года постройки.


Напротив, через дорогу, от церкви – скромный дореволюционный домик – здание двухклассной церковно-приходской школы при Всесвятской церкви, построенное в сентябре 1900 г. Епархиальный наблюдатель П.С. Виноградов, приехавший на освящение и открытие школы, в своём выступлении сказал, кто должен обучаться в школе. В первую очередь, он считал, должны учиться девицы-сироты, испытавшие все невзгоды жизни. Они лучше других будут понимать детскую душу, принимать детские радости и печали. С другой стороны, они будут признательны школе, их воспитавшей, легче будут мириться с бедностью и трудностями учительской деятельности.


С 1918 г. в здании школы был организован детский дом.


Ещё будучи там мы обратили внимание на то, что здесь совсем нет лесных массивов. Позже узнал, что 300 лет назад леса были сведены. И вот каким образом: Починки более века были центром поташного производства русского государства, работавшим на заграничный рынок. На международных биржах высший сорт поташа именовался Починковским. Поташ – это зола особого приготовления, которая применялась в стекольном производстве и при мыловарении. Получалась она из древесной золы. Такое производство потребляло очень большое количество леса, в итоге обширные пространства нижегородского юга обезлесили.


События, предшествовавшие закрытию поташного производства. Тяжёлое положение приписанных к поташным заводам крестьян и работных людей привело к их открытому выступлению в 1758 г. Тогда в Починки пришло распоряжение о посылке работных людей на суда в Нижний Новгород. Но триста человек, прибывших к берегам Волги, к работе так не приступили и под руководством своего вожака Ильи Лазаря направились от Волги обратно домой. По дороге они приняли присягу друг за друга умереть и ни в каких случаях друг друга не выдавать. "Шли они по дороге к селу Починкам с великим озорничеством, называясь войском, а в других местах армией". Собравшийся в Починках сход одобрил их действия и выбрал ходоков для посылки в Петербург. Ходоков в Петербург послать не удалось – наиболее активных участников этого бунта арестовали и сослали на каторгу в Нерчинские рудники. Спустя два года, в 1760 г, после обследования генералом А И. Бибиковым по решению Сената починковская поташная контора и подведомственные ей заведения были закрыты.
Последним пунктом, пока не стемнело, спешим посмотреть на большущий храм села Никитино.


Большое русское село Никитино находится в Приволжской возвышенности, на самом рубеже Нижегородской области с республикой Мордовия. После присоединения мордовских земель к Московскому государству в 1552 г., здешний край стал заселяться русскими. Так, в 1569 г. служилый человек Никита Полдомасов с группой крестьян основал деревню Полдомасово, за которой в 1-й пол. XVII века укоренилось название Никитино-Полдомасово, затем просто Никитино. В разные годы село принадлежало именитым фамилиям, в числе которых князья Куракин, Голицын, Воротынский, Меньшиков и др. К началу XX столетия село насчитывало 1200 дворов с населением около 6 тысяч.




В центре села возвышается громадина Покровского храма, начатого строительством в 1904 и завершённое в сентябре 1914 года.


На этом наши покатушки в тот день подошли к концу. Предстоял обратный путь в Арзамас на ночёвку и последующие дни приключений.

При создании поста использован материал следующих сайтов:
- Болдино. Летопись
- Болдино. Зодчие
- Страницы истории Болдинского имения Пушкиных
- Барабин и его родословная
- Музей-заповедник А.С. Пушкина "Болдино"
- Земское собрание Починковского р-на
- М.А. Фуфаева "О домах и жителях заштатного города  Починки"
- Ю.Н. Шамов "Краткая история поместья Полдомасово-Никитино"
- Руниверс. Русская фотография
- Г.Филимонова "Дать Понять"
Tags: 2014, Нижегородская область, усадьба
Subscribe

Posts from This Journal “Нижегородская область” Tag

  • В джунглях Нижегородского Поволжья

    Совершенно случайно обнаружил, что мною не был опубликован материал по целому пласту заброшенных церквей, посещённых нами ещё четыре года назад.…

  • Интересности Арзамасского уезда

    В продолжение темы нижегородского путешествия 2014 года сегодня я поведаю о третьем дне покатушек по югу области, в кой мы посетили сразу…

  • Из Выксы в Кулебаки

    В сегодняшнем отчёте речь пойдёт об интересностях нижегородского края. Хотя особо интересными их и не назовёшь, но, как говорится, что есть. В…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments

Posts from This Journal “Нижегородская область” Tag

  • В джунглях Нижегородского Поволжья

    Совершенно случайно обнаружил, что мною не был опубликован материал по целому пласту заброшенных церквей, посещённых нами ещё четыре года назад.…

  • Интересности Арзамасского уезда

    В продолжение темы нижегородского путешествия 2014 года сегодня я поведаю о третьем дне покатушек по югу области, в кой мы посетили сразу…

  • Из Выксы в Кулебаки

    В сегодняшнем отчёте речь пойдёт об интересностях нижегородского края. Хотя особо интересными их и не назовёшь, но, как говорится, что есть. В…