Previous Entry Share Next Entry
Для графских служащих
deni_spiri


Продолжаю разбирать новогоднее путешествие по Псковскому краю. На этот раз побываем в селе Александрово, что в окрестностях города Порхова. Здесь, на окраине села, на высоком холме расположен целый комплекс усадебных строений, а точнее ансамбль больничных зданий, построенных графом Строгановым. Больница, основанная ещё в конце XIX века, функционировала до начала 2000-х, после чего как многие другие учреждения здравоохранения, находящиеся в сельской местности, была закрыта. Так что отсутствие врачей, пациентов, распахнутые настежь двери и гуляющий ветер по коридорам и стали причиной нашего интереса к этому месту.




Первым из известных владельцев Александрово в конце XVIII века был отставной прапорщик лейб-гвардии Преображенского полка Александр Степанович Корсаков. От брака с Екатериной Резановой (сестра одного из основателей торговой Русско-американской компании Н.П. Резанова) имел шестерых детей. Одним из которых был Николай – друг и одноклассник А.С. Пушкина по Царскосельскому лицею. Безвременной кончине друга (Николай умер молодым от чахотки в Италии) Пушкин посвятил стихотворение «Гроб юноши». Другой сын, Пётр, так же был знаком с поэтом и, служа в цензурном комитете, оказывал тому своё содействие. А старший сын Корсаковых – Михаил (вице-президент Санкт-Петербургской Академии наук, тайный советник) знаменит, как адресат эпиграммы Пушкина "В Академии наук / Заседает князь Дундук…".


По родовой линии Александрово достаётся дочери А.С. Корсакова Екатерине. И в скором времени в качестве приданного имение переходит в род новоржевского помещика – её супруга – Степана Гавриловича Висковатова, коллежского секретаря, в 1831 г. пропавшего без вести в Санкт-Петербурге во время холеры. Следующее упоминание об Александрово встречается через полвека: «Псковский городской листок» от 16 ноября 1882 г. сообщал, что порховский помещик граф Сергей Александрович Строганов перевёл бывшую в селе Волышово больницу в купленное им село Александрово. Известная усадьба Строгановых Волышово находится здесь же неподалёку и чуть позже мы побываем и там. А пока осмотрим сохранившиеся строения времён владения Александрова графом Строгановым.


Для начала обойдём со всех сторон больничный комплекс, расположенный на большой возвышенности.


В этой части участка к главному корпусу примыкает ряд разновременных построек.


Одна из таких – приземистый валунно-кирпичный амбарчик.


А этот одноэтажный дом, возможно, принадлежит усадебным постройкам времён Корсаковых.


Впоследствии он был надстроен вторым этажом и соединён с другими  двумя более поздними зданиями.


Перед нами, скорее всего, строения больничного "городка", построенные для медперсонала рядом с главным корпусом больницы. Больничный городок из двухэтажных кирпичных зданий в духе неоклассики граф Строганов построил и оборудовал по последнему слову в память о своей умершей матери. Через несколько лет он построит ещё один подобный больничный городок в Железницах, уже в память о жене, скоропостижно скончавшейся через два года после свадьбы. Больница, переехавшая сюда из Волышово, была рассчитана на помещичьих крестьян (36 мест), но по заданию земства в ней надо было лечить не только служащих графа, но и крестьян окрестных деревень. Больница находилась в ведении врача, доктора медицины Г.Г. Рюккера.


Гранитная лестница ведёт на каменную террасу перед домом. Но входа там нет.


Через еловую аллею возвращаемся к главному зданию.


И прежде чем попасть внутрь, пару слов об устроителе больницы. Граф Сергей Александрович Строганов – последний представитель знаменитой семьи меценатов и коллекционеров. Закончил Санкт-Петербургский университет и Морской корпус. Для получения офицерского звания совершил в 1876 г. плавание на своей яхте «Заря» к берегам Америки. Принял участие в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. и получил крест св. Георгия. Владелец нескольких железоделательных заводов на Урале. С 1907 г. проживал преимущественно в Париже и Ницце, где имел виллу. Продав права на владение своим имением, скончался в Ницце.


А теперь силь ву пле в больничные внутренности.


После 1917 г. больница продолжала лечить массы, после 1947-го стала госпиталем для инвалидов Великой Отечественной войны, и как районная больничка функционировала до конца 1990-х, после чего её более чем вековая судьба оборвалась. Так что, с учётом времени пребывания в бесхозном состоянии, увидеть здесь что-либо кроме пустующих залов по определению не представлялось возможным.


Ну, хоть из старины что-то углядели. Например, в глаза бросилось большое количество печей. При чём интересного решения (с воздуховодами в коридор).


Гуляем в полном одиночестве и в полной тишине (лишь лай местного пса раздавался за окнами) по просторным коридорам и просторным залам-палатам-кабинетам.


В каждую комнату выходила одна из сторон двух печей (другие стороны смотрели в коридор и соседние комнаты).




Печи до сих пор выглядят добротно и простоять бы им ещё век, если бы не мародёры (множество печей уже разрушены). Однако это позволило пополнить мою коллекцию старины очередным клеймённым печным изразцом.


На обратной стороне изразца имеется клеймо завода производителя. ABO K.F.A.B. – гончарный завод, основанный в 1874 г. в Турку Финляндия.




Бокс-изолятор. Не в первый раз встречаем подобное сооружение в бывших больничках. Выглядит страшновато, конечно. Как представишь, что там возлежали заболевшие в полной изоляции (если они там вообще лежали).


Тоже бокс-изолятор. Но иного назначения.


И ещё один бокс, возле которого находится лестница в подвал, где скучно, темно и ничего примечательного.


Чугунные перила, как видно, давно уж спилили.


Комнат в главном здании гораздо больше, чем я представил, но поскольку все они однотипны, показал лишь часть. После осмотра помещений первого этажа, по одной из боковой лестниц поднимаемся выше.


Ещё выше – прямо на чердак.


Виды из чердачного окошка на другое чердачное окошко.


Здесь ничего интересного, поэтому спускаемся на второй этаж и, высунувшись из окна, рассматриваем домики напротив.




На втором так же пусто и так же обшарпано, как на первом.


И так же много печей.


А эту дверь, по-моему, лет сто не открывали и раз сто покрасили.


Долго гулять тут не пришлось, поэтому вскоре спускаемся обратно вниз.


На улице от некогда существовавшего здесь крыльца сохранился один-единственный чугунный столб с рисунком.


А теперь проследуем в рядом находящиеся небольшие двухэтажные домики.




Здесь идентичная разруха. Заглянем в дверку, из проёма которой бьёт солнечный лучик.


Актовый зал – так бы я именовал эту комнату.


На сцене зала восседает некий заезжий пациент.


Окошки кинопроекторной. Выходит не только концерты тут проводили, но и киношку крутили.


Скромные лепные розетки и лепные потолочные тяги.


Кстати, в этих домах финских печей уже не было.


Взбираемся на второй этаж.




Выписки, истории болезней...


Из окошка виден торец главного корпуса.


Собственно на этом диагностику сего места мы заканчиваем и следуем на соседний высокий холм, где заприметили церковные руины.


Очередная аллея ведёт к центральному входу в храм.


Сейчас можно лишь догадываться, что храм был в виде ротонды. Построена Спасская церковь при первом владельце усадьбы – Александре Степановиче Корсакове в 1791 году. Несмотря на то, что православные сайты пишут, что колокольню разрушили, на самом деле её и не было – пять колоколов висели на деревянной балке, вделанной с южной стороны в стену храма и колонну.


Из-за нескольких слоёв облупившейся краски сразу и не разглядишь лепной декор в виде пилястр с коринфскими капителями и гирлянд над оконными проёмами. Службы в храме продолжались до начала 1960-х.




Поскольку временем побродить по прилегающему кладбищу в поисках старинных надгробий не было, засвидетельствовали лишь одно. Кстати, без дат. Но, как мы уже знаем, для тех лет факт отсутствия даты смерти не только на надгробиях, но и в документах, факт не редкий. Покопавшись, смог разузнать, что Андрей Павлович Нагин в 1886 г. окончил Ярославский Демидовский юридический лицей, затем дослужился до чина статского советника и много лет работал в Порхове городским судьёй. Правда, причину захоронения Андрея Павловича в Александрово разузнать не удалось.


Возвращаемся на окраину селения, где возле валунно-кирпичного здания конюшни мы оставили машину.


Чуток прогрев движок, поскрипывая снежком, направляемся непосредственно в усадьбу графа Строганова Волышово.


Продолжение следует...
Предыдущие части этого путешествия:
- Новый Год на Псковщине
- Старина Псковского края
- Из Красных Горок в Княжьи
- Катамнез из Вербилово
- И путешествия в Опочку, и фортепьяно вечерком...
- Молочная школа генерала Спиридонова

- Статья Л.А. Сорокиной
- Порхов
- gruzdoff.ru
- форум ЯИРО
- ostrov.ca/drevo


  • 1
Да, вы путешественники, сколько домиков обследовали. Удивительно, что их не пожгли, деревянные же внутренности...

сегодня у подруги увидела фото красивущего и разрушающегося дома в нео-готическом стиле, глянь, тебе наверняка понравится архитектура. http://tokira712.livejournal.com/41439.html

Да сколько сгорело вот таких брошенных дореволюционных зданий-то! Так что вопрос времени, если никто её не выкупит.
Так в Авчурино мы были раза три-четыре.
Вот из последних посещений тех мест
http://deni-spiri.livejournal.com/38614.html

Перчатки у тебя прикольные

Прямо скажем, шикарные перчатки!

Ты меня прям радуешь последними отчетами) отлично написал!!! Зачиталась)
ТОлько заглавная фото мне показалась не самой выигрышной, но тебе виднее

Спасибо!
Так, поди, без историй вот ты и зачиталась.
Ничего, потерпи ещё чуток и будут краеведческие посты.


На счёт заглавной фотки я и сам долго не мог определиться. А какая лучше на твой взгляд?


Сильвупле, или та что над ней)
Нет ну тут немножко есть кареведения)

Кому что нравится в моих отчётах, а некоторым – всего лишь перчатки...

Спасибо. Про Або познавательно с точки зрения географии распространения, предпочтений конторы графа и т.п.

Мы, кстати, впервые увидели печи, где с одной стороны (в коридор) расположено несколько воздуховодов, не которые из которых выложены скруглёнными изразцами.
В плане географии распространения Або недалеко забрался в данном случае. Вот другой финский завод – Rakkolanjoen – мы встретили гораздо дальше. В усадьбе Тимково, вот тут..

Андрей, а как там с выходом журнала?

А сколько же всего печей в доме?

Получалось, что одна печь была на две комнаты, т.е. комнатная перегородка проходила посреди печи. По-моему печей было порядка 20 на два этажа (без учёта разобранных). Но из-за того, что одна печь делилась на три части (одна выходила в коридор, две других – в комнату), казалось что их там полсотни. :)

Чугунная колонна придаёт изящества строгим формам постройки. Как жаль, что такие детали исчезли из архитектуры.

У Вас новая авочка? :)
Мне тоже такие колонны нравятся. Думаю, там в своё время и козырёк ажурный был.

Это как раз - старая ава. Я немного раздобрела. На размер!

С детства притягивали изделия из чугуна - газонные оградки, скульптуры. До сих пор жалею, что не купила коня, как в "Служебном романе".)))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account