Денис Спирин (deni_spiri) wrote,
Денис Спирин
deni_spiri

Categories:

Катамнез из Вербилово



В 70 км от границы с Латвией расположено Старое Вербилово – деревня, где четыре столетия назад (ну, или чуть позже) был основан униатский монастырь. Сейчас на краю деревни уцелело всего два здания времён обители – вероятно, настоятельский и сестринский корпуса. Во времена советского прошлого их занимал детский дом, после которого – психоневрологическая больница. В наследие от последней заброшенные помещения монастырских корпусов до сих пор хранят "тонны" документов с историями "нервных расстройств" псковчан, проходивших в стенах XIX века лечебно-трудовую терапию.



Утро третьего дня псковского путешествия мы встретили в дороге между Опочкой и Пустошкой, а точнее – на почтовой станции деревни Ночлегово бывшей Витебской губернии. Ещё в 1836 г. между городами Невелем и Опочкой был учреждён почтовый тракт (оконченный строительством в 1848-м). Как правило, почтовые тракты разбивались на "прогоны" по 20-25 вёрст, на границах которых строились почтовые станции. На одной из таких, проекта 1843 г. третьего разряда с фасадом в "готическом стиле", мы и остановились. Как положено, предъявляли там подорожные, оплатили последующие прогоны и поменяли лошадей (могли ещё и переночевать, но не стали).




Датировка этого комплекса, приблизительно, 1850-е. Прибежище для путников занимает весьма приличный участок земли, вдоль лицевой стороны которого располагается "Станционный дом", а симметрично по сторонам – двое ворот в ограде. В доме находились: 4 зала для приезжающих, квартира содержателя гостиницы, комната для записи подорожных и баня. А в здании служебно-хозяйственного назначения, что стоит тут же рядышком, входили: кухня, ретирада для ямщиков, комната станционного смотрителя, амбар и навес для экипажей. Замыкала двор длинная конюшня (на пару десятков лошадей). Посреди двора был устроен колодезь.


Итак, испив на дорожку колодезной водички, навострили мы нашу лошадку в Вербилово, где давным-давно обосновался монастырь.
Вербилово находится в 1.5 км от деревеньки с красивым названием Алоль, расположенной на юге одноимённого озера. Столь необычный топоним имеет явно неславянские корни, однако достоверно трактовать его сложно, ибо здешние земли так и пестрят финскими, литовскими, эстонскими и др.наречиями. Кстати, название д. Ночлегово, где почтовая станция, не имеет ничего общего со значением ночлег, т.к. изначально именовалось Надслеговым, затем – Нацлеговым. Первое упоминание о Вербилово, как о слободе, встречается в "Перемирной грамоте" 1503 года. До XVIII в. эти территории находились в зависимости от Речи Посполитой и Литвы. Точная дата основания самого монастыря неизвестна, хотя все источники, включая и православные сайты, приводят 1600 г., при этом в основатели записывая мстиславского воеводу И. Корсака. Однако, перепроверив информацию, я понял, что вряд ли Иосиф (Юзеф) Корсак в возрасте 10-15 лет мог основать обитель. Вербилово же было одним из его имений, в 1638-м перешедшее по завещанию в собственность монастыря в Березвечье.




Первое же письменное упоминание о вербиловской обители относится к 1796 г. – в год постройки здесь Покровской церкви. Монастырь, кстати основанный при шляхте, являлся униатским (слияние исповеданий православного и католического), в 1842-м преобразованный в православный. А теперь вернёмся из прошлого в наши дни. Перед нами – бывший настоятельский корпус в Вербилово, в немаленькой такой деревне, на краю которой и стоят "церковно-больничные" постройки.


Пообщавшись с местной жительницей и поздоровавшись с мужичком, скрипя дверными петлями и ещё чем только можно, залезаем внутрь. Через вот эту дверцу второго этажа (конечно, на самом деле мы влезли через окно... третьего этажа).


Толстые стены и низкий потолок сразу навевают мысли о немолодом возрасте здания.


И первым документом времён психиатрической клиники, примостившимся на подоконнике, нас встречает журнал "прибытия" больных, 1920-30-х гг. рождения и проживающих в городах почти всей области (Порхов, Невель, Остров и т.д.).


Несмотря на то, что внутри всё опустошено, вид разрушающегося прямо на глазах "интерьера" создаёт по-своему интересную атмосферу. Тем более что находиться одним в таких местах всегда весьма щекотливо. Мурашки возьму да пробегут невольно по телу. На первом этаже из примечательного – встроенный в стену шкаф, на удивление, с сохранившимися дверьми.


На полу 382 шприца. Зачем их фотала Катя – не пойму.


Пока бродим, вернёмся к прошлому. Как сказывают краеведы, к 1880 г. хозяйство монастыря было доведено до плачевного состояния. Причиной тому были разгулявшиеся монахи, которые что и делали – пили да разворовывали церковное имущество. К 1844 г. монастырь лишился государственной поддержки и стал заштатным. А в Святейший Синод была даже подана жалоба на здешние безобразия, после чего часть монахов сослали якобы на Соловки и из мужского монастырь реорганизовали в женский. В 1888 г. в монастыре действовало духовное училище, а к началу ХХ столетия существовала церковно-приходская школа и иконописная мастерская.




Такие вот комнаты за счёт "отшелушивающейся" краски выглядят весьма фактурненько.




Что ж, можно подняться и на второй этаж. Что мы и делаем по пристроенной в советское время боковой лестнице.


В коридоре нас встречает стеллаж с больничными многотомниками.




Катя, как всегда, находилась в страхе, ожидая что вот-вот из-за угла выглянет призрак, а то и сам обитатель больнички, то бишь псих.


Ниши в стенах – явный признак церковного здания (их использовали для хранения книг, утвари и т.п.).


Из донесений полоцкому епископу Смарагду о волнениях крестьян Вербиловского монастыря известно, что настоятель монастыря, Кулик, осенью 1834 г. увеличил и до того большой оброк. На что крестьяне "взбунтовались", после чего около 220 чел. были согнаны в д. Шумиху, куда прибыли стряпчий Себежского земского суда и земский исправник, требовавшие повиновения. По вызову епископа в монастырь прибыла команда из 13-й мушкетной роты Новоингерманландского батальона. А начальник команды ругал нецензурной бранью согнанных непокорных крестьян, схватил за бороду жителя д. Ермолово Павла Лавренева и бил нещадно палкой. В итоге более десятка крестьян отправили в тюрьму, остальные получили по 100 розог. Принимал в этом участие и сам Кулик, а выслушав Тимофея Сидорова из д. Ботаково он отхлестал жалобщика кнутом. Усмирение закончилось грандиозной пирушкой у настоятеля. Пять дней гуляли в монастыре солдаты во главе воинским уездным начальником Бриммером.


Небесного цвета комната и тысяча больничных дел.


Карта Анатолия Ивановича 1924 г. рождения из г.Великих Лук, выбывшего из больнички в 1967-м. Пролежал он здесь почти два года, с диагнозом шизофрения с кататонно-гебефренной картиной – возбуждение с нелепо-дурашливым характером поведения (кривлянье, гримасничанье, грубые и нелепые шутки, внезапные агрессивные и разрушительные поступки). Ох, господи!


А это относительно свежая запись (от 1988 г.), сообщающая, что больной спокоен, упорядочен, занимается трудом и режим трезвости не нарушает. Домой его выписали самостоятельно со справкой на руках, и назначением тетурамома (табл от хрон.алкоголизма).


История из жизни 36-летнего жителя г. Невеля (шесть лет службы в армии, женат, двое детей, водитель-сварщик): "...Впервые выпил в 5 лет 200 гр. самогона. Повторно выпил в 18 лет, начинал с 150 гр.водки. В настоящее время толерантнсть составляет 700 гр. водки. Защитный рвотный рефлекс утрачен. Употребляет суррогаты спиртного: брагу, одеколон..."


Письмо врачу-наркологу в г. Красногородск о самовольном уходе из вербиловской больницы Павла Викторовича 28 лет от роду, в котором зав.отделением просит, учитывая данные больного, сообщить по месту прописки (г. Ленинград) о случившемся. Сейчас бы, мне кажется, плюнули – ушёл и ушёл.


Комнатка, захламлённая десятками пузырьков и коробочек различных калибров.


Spiritus aethylicus (спирт этиловый).


Пока рассматриваем осыпающуюся со стен и потолка краску, вновь вернёмся к истории. Окончательно монастырь был закрыт в конце 1920-х. А в 1931 г. помещения заняла Алольская школа крестьянской молодёжи. К 1935 г. здесь обучалось порядка 300 детей, что вывело её в самую крупную школу района. Для ребят из дальних деревень при школе был организован интернат на 50 мест. Школа просуществовала до Великой Отечественной войны, в период которой в здании находился немецкий штаб. А в деревянной церкви разместился склад боеприпасов. В конце вражеской оккупации все монастырские постройки пришли в руинированный вид. Но уже в 1945 г. корпуса стали восстанавливать для открытия здесь детского дома, где в дальнейшем воспитывалось 150-170 чел.




Далее поднимаемся на третий этаж, надстроенный в советское время (1950-е гг.).


Здесь находятся небольшие помещения с низкими потолками. Комнатка песчанного цвета.


Это тоже она.


А вот рядом с ней...


Какое-то странное кресло.


Выписка из истории болезни Елизаветы Ивановны 1937 г. рождения: "...При поступлении: речь не по существу, напряжена, дурашлива, заявила, что за счёт неё "в космос летают", "концерты ставят". В отделении первое время неадекватно улыбалась, разговаривала сама с собою, режиму подчинялась неохотно. В дальнейшем по мере лечения, стала активной, контактной, сообщила, что испытывает страх, слуховые галлюцинации... Интересовалась выпиской, строила планы. Выписана домой под наблюдение участкового психоневролога на поддерживающей дозе аминазина..".  Одним словом, психиатрия в лице фармакологии творит чудеса!


В 1948 г. из брёвен разобранной церкви было построено здание, в котором разместились классы, актовый зал и швейная мастерская. А рядом из брёвен той же церкви возвели мастерскую для мальчиков. На территории детдома был разбит плодово-ягодный сад и огород. Ребята сами выращивали животных. Имелся кормоцех и овощехранилище. В хозяйстве были свои лошади. На заготовку сена старшие воспитанники выезжали за 18 км в местечко Новый Двор, и жили там по 2-3 недели. Для детей были организованы различные кружки по интересам. Детский дом просуществовал до 1963 г., после чего был переведён в посёлок Кунья.


Ну что ж, нагулявшись и начитавшись, спускаемся обратно на первый этаж.


Скрип открывающейся двери...


...и мы снаружи.


С 1 января 1964 г. на базе детского дома была открыта областная психоневрологическая больница № 4, обслуживающая шесть районов Псковской области. Медицинский и обслуживающий персонал насчитывал около 100 человек, многие из которых были из местных жителей. В двухэтажном здании находилось мужское отделение, в одноэтажном – женское. Психбольница просуществовала до 1985 г. Затем на её материально-технической базе был открыт наркологический диспансер, проработавший до 1993-го.


А это мы зашли уже на территорию действующего интерната для инвалидов-ветеранов, находящегося рядом с настоятельским корпусом в здании, сложенном из брёвен церкви, где когда-то были классы и мастерские детдома. Но т.к. в 1986 г. постройку обложили силикатным кирпичом, фотать дом не стали.


Обходим вокруг. С фасада, обращённого в парковую зону, мы видим пристройку советского времени, где та самая боковая лестница.




Погода, однако, менялась на глазах и ко второму, сохранившемуся с XIX века, зданию (сестринский корпус) подходим уже под снегопад.


Долго стучали, но так никто и не открыл. Поэтому залезли сами.


Во времена детдома здесь располагались комнаты младших групп, а во времена психушки – женское отделение.


Думали, что эта деревянная пристройка вход, а оказался – сортир. Вечно на них натыкаемся.


Рядом – вросшие в землю колоритные такие амбарчики.


Забавно, когда мы там гуляли, не могли и подумать, что у этого места такая древняя и богатая история.


На этом наше исследование здешних достопримечательностей подошло к концу. Впереди нас ждали другие открытия.

Предыдущие части этого путешествия:
- Новый Год на Псковщине
- Старина Псковского края
- Из Красных Горок в Княжьи

При создании поста использован материал сл.сайтов:
- Бережник Д.Д. "История Вербиловского монастыря"
- Глубокский историко-этнографический музей
- "Древо"
Tags: 2015, urban, Псковская область, больница
Subscribe

  • Из Казани в Киров, и обратно в Москву

    Вот уж как два месяца прошло с написания последнего отчёта — первой части обзорного поста Новогоднего путешествия. В который раз запускаю…

  • Новый Год в иноверческих землях

    Иной вариант названия поста — «Три столицы в Новый Год». В сегодняшнем посте речь пойдёт о новогоднем путешествии, совершённом…

  • Ремесленные училища им. Чижова

    Сегодняшний обзор посвещён двум архитектурным комплексам ремесленных училищ, построенных в конце XIX столетия. По завещанию известного…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments

  • Из Казани в Киров, и обратно в Москву

    Вот уж как два месяца прошло с написания последнего отчёта — первой части обзорного поста Новогоднего путешествия. В который раз запускаю…

  • Новый Год в иноверческих землях

    Иной вариант названия поста — «Три столицы в Новый Год». В сегодняшнем посте речь пойдёт о новогоднем путешествии, совершённом…

  • Ремесленные училища им. Чижова

    Сегодняшний обзор посвещён двум архитектурным комплексам ремесленных училищ, построенных в конце XIX столетия. По завещанию известного…