Денис Спирин (deni_spiri) wrote,
Денис Спирин
deni_spiri

Category:

На берегу Костромы



В 30 верстах от истока реки Костромы стоит первое в Солигаличском уезде село Верховье. От села практически нет и следа, но жив ещё храм с почти что трёхвековой историей и доживает свои последние годы колоссальных размеров богадельня, возвышающаяся неподалёку, на высоком холме. Построенная петербургским купцом более ста лет назад и служившая многие десятилетия зданием Детского дома имени В.И. Ленина, ныне пребывает в запустении и медленно, но верно, разрушается.
Поначалу пост выходил совсем без истории, однако случайно "зацепился" и накопал достаточно много информации из жизни села, церкви и детдома. Так что сегодняшний отчёт полон краеведческого материала, содержит несколько интересных архивных фотографий.



Место, куда мы прибыли на третий день Кологриво-Судайского путешествия, а именно — село Верховье — территория верховий реки Костромы, часть бывшей Высокосельской волости. Село известно с 1450 г., когда здесь ещё стоял починок, который великая княгиня Мария Ярославна, жена кн. Василия II Тёмного, пожаловала чухломскому Городецкому Авраамиеву монастырю. Село Верховье иногда называлось Николо-Верховье — по имени стоявшей здесь Никольской церкви. В переписи 1614 г. о Верховье (тогда погосте) записано: «А на погосте церковь во имя Николая Чудотворца, да другой храм древян клецки...». В 1628 г. погост с другими деревнями царём Михаилом Фёдоровичем был пожалован стольнику Александру Воейкову за участие его в обороне Москвы от поляков.


В нач. XX века село было расположено около церкви и состояло всего из 9 домов, в которых проживали служители храма.
Рядом с храмом находится кладбище, территорию которого окружала, ныне частично сохранившаяся, кирпичная ограда (1850-е гг.) с воротами, фланкирующими с двух сторон колокольню.


За оградой располагались дома причта: один каменный и три деревянных.


Уцелел лишь каменный дом, построенный в 3-й четв. XIX века.


Строительство новой каменной церкви началось на месте бывшей деревянной в 1776 г., но главный престол в честь Святителя Николая был освящен лишь спустя 12 лет, в 1786-м. А через сто лет, в 1886 г., иждивением солигаличского мещанина Петра Михайловича Михалёва перестроены трапезная и боковые приделы. Действительно знаменательным событием села, да и всего уезда, стало освящение этих приделов — литургию провёл сам епископ Костромской и Галичский Александр. Поскольку на строительство было израсходовано более 20 тысяч рублей, а иконостас для приделов заказан аж в Москве, Пётр Михалёв, страшный ценитель Церкви, страстно желал, чтобы освящение было проведено именно архиереем. И добился-таки этого.


Фото С.А. Орлова, нач. XX столетия. Из архива ИИМК РАН.


Фото Алфея Органова, подпись Ариадны Касторской. 1900-1905 гг.  Об этих личностях, связанных с селом, речь пойдёт чуть ниже.


В продолжение истории освящения новых приделов. Прибыв из Костромы в Верховье 19 декабря в пять часов вечера преосвященнийший Александр, устал с дороги и освящение было назначено на следующее утро... Цитата из «Костромских ведомостей» за 1887 г.: «...После окончания службы, Владыка и все служащие с ним, отправились в его квартиру, где П.М. Михалёвым был предложен чай, а затем и обед. Первый заздравный тост был предложен самим Владыкой за Государя Императора, и присутствовавшие здесь протодиакон, иподиаконы и некоторые священники, под руководством регента хора, пропели гимн: «Боже царя храни». Следующий тост, по предложению строителя  Михалёва, был провозглашён за здоровье Преосвященного, а тот, в свою очередь – за строителя, и громкое «многая лета» дружно было пропето всеми присутствующими...».
Покос ромашек на фоне верховской церкви. 1910-1914 гг.. Из архива Т. Дроздовой (Бартеневой), как и верхнее фото.


Благодаря сайту "Большой Русский Альбом", удалось найти множество старинных фото, связанных с селом. Приведу лишь некоторые из них. На нижеследующей фотографии из коллекции Т. Дроздовой, проживающей ныне в Санкт-Петербурге, изображён её прадед — священник Аркадий Львович Органов. Фото сделано в Солигаличе в 1915-м, в год его 50-летнего служения дьяконом в церкви села Верховье. Отпечатана в фото-мастерской его сына Алфея (вот имечко-то) Аркадиевича. На обратной стороне имеет клише «Фотографiя А.А. Органова въ Солигаличе». Так же Алфей имел свои филиалы в городах Тотьме и Кадникове Вологодской губ. Благодаря его стараниям, как фотографа и предпринимателя, до нас и дошли столь уникальные для этого глухого края фотокадры.


Перед войной (1939-1941 гг.) храм закрыли, открыли в 1943-1944-х. Священником в то время был А.И. Касторский (на фото). Александр Иванович служил и в Чухломе и Солигаличе, имел чин протоиерея. После Солигалича купил себе дом в двух км от села Верховья, а затем приобрёл домик прямо возле храма. Прослужил здесь до конца своих лет. Служить делу веры в советские времена могли лишь по-настоящему призванные для этого люди, как говорится, по зову сердца.


Фотография А. Касторского из архива В. Кострова. На обратной стороне надпись: «В 1934 году. февраль. у собственного дома в Верховье. 66 лет. на 46 году службы».


Из воспоминаний деревенской жительницы А.П. Смирновой о последнем священнике Никольского храма Николае Молодцове, прибывшим на приход в 1950-е.: «Отец Николай был очень добрый и хороший человек. Когда мы жили семьёй в Боровино, он очень часто к нам заходил. Мой муж был учителем. Нам, строго на строго, было наказано не общаться со священником, и тем более не ходить в церковь. Но, тем не менее, отец Николай был наш частый гость. Когда он входил к нам в избу, то всегда приговаривал, что мол, не к вам иду, а к вашей бабушке, так всем и объясняйте. Когда наш дом сгорел, и мы вынуждены были поселиться в квартире при детском доме, отец Николай невзирая на запреты пришёл к нам в детдом, чтобы утешить. Он принёс 150 рублей денег, полушубок, самовар, много вещей, и ещё пирог. На каждую Пасху отец Николай приносил нам большую корзину с яйцами и пирогами для того, что бы мы раздали детдомовским детям...».
На фото 1970-х: священник Николай Молодцов с прихожанами возле часовни-склепа Никольского храма.


Батюшка был вдовцом и ему прислуживала «монашенка» (так её называли в народе) Анастасия. Более двадцати лет отец Николай прослужил в Верховье. 8 января 1972 г. когда его не стало, приход сразу осиротел. Как видно из фото, последними прихожанами были древние старушки. Так что не удивительно, что спустя два года после кончины отца Николая, службы стали проходить очень редко, ведь новое поколение было воспитано на других идеалах и в церковь не стремилось.


Поскольку церковь никогда не закрывлась, внутри до сих пор целы великолепные позолоченные трёхъярусные иконостасы с тонкой резьбой, выполненые в конце XVIII века. Их фото можно увидеть здесь. Интересный факт: в 1986 г. из холодного храма был вывезен в Нерехту семиярусный иконостас, и там отреставрирован. Иконостас состоит из икон палехского письма, возможно, написанных в одной из иконописных мастерских Петербурга, т.к. на серебряных венчиках стоит клеймо петербургского серебряника. Теперь этот иконостас украшает церковь Богоявления — музей города Нерехты.


На нач. XX столетия приход состоял из 35 селений в основном сельскохозяйственных, с отхожими промыслами, но было и немало торговцев. Для деревень, что были отсюда в 10-12 верстах, весеннее время разлития рек препятствовало сообщению с храмом. Это побудило жителей дальних деревень устроить в местности под названием Горы-Займищи самостоятельный приход.


Чуть позже мы побываем и в родной деревне Василия Андреевича Серова.


Чуть не забыл! Вот ещё одна историческая справка: кирпич для церкви в количестве 50000 штук делали крестьяне усадьбы Гридино из Лосевской волости Василий Яковлев и Михаил Иванов, прибывшие в Верховье на строительные работы. «...По лосевскому образцу по цене за каждую тысячу по рублю итого за 50 рублей, а ежели в показанный срок оного кирпича не справим, то повинны мы» — записано в договоре на изготовление кирпича.
Ветер периодически настолько усиливался, что кренил приземистый дом причта и высоченную колокольню.


Приятной неожиданностью было увидеть неподалёку, на высоком холме, открытое ветрам и взорам огромное здание Детского дома имени В.И. Ленина (в прошлом – богадельня). Пока бродили вокруг храма, я горел желанием поскорее попасть туда, т.к. смотрится всё это очень величественно. Не говоря уже, что во всей Костромской обл. такие громадные постройки можно пересчитать по пальцам.


Вот она — главная достопримечательность Верховья — бывшая богадельня. Хотя мне больше импонирует название Детдом им. Ленина. Такое здание и для детей сирот! Собственно, именно для них оно прослужило приютом более 60 лет — в шесть раз дольше, чем для богомольцев. Верховская богадельня редкий для сельской местности комплекс благотворительных сооружений и отличается крупностью здания и своеобразным декором в духе эклектики.


Первоначально богадельня состояла из трёх кирпичных зданий: главного корпуса и двух вспомогательных построек: электростанции (первой в уезде) и хозяйственного флигеля. Во флигеле располагалась прачечная, кладовые и другие службы.


Богадельня возведена по заказу и на средства петербургского купца Василия Михайловича Орлова, уроженца здешних мест. Василий Михайлович происходил из крестьян деревни Бурдуково (куда мы заедем чуть позже). С 1874 г. занимался предпринимательской деятельностью в звании петербургского купца 2-й гильдии. Владел предприятием по изготовлению водопроводных труб, колокольным заводом, магазинами медной посуды и сантехнических изделий. Строительство здания богадельни велось с 1880-х, завершено в 1905 г. Однако через четыре года после окончания строительства В.М. Орлов скончался. В 1915 г. внутри была устроена домовая церковь. После Октябрьской революции 1917 г. здесь основали детский дом.


В 1980 г. детдом был расформирован. В 1983 г. здание заняла воинская строительная часть. Вследствие жизнедеятельности военных были утрачены два исторических памятника: дача купца Орлова и двухэтажный флигель. Кроме того, Верховскую школу, что находилась в селе, для безопасности детей и по настоянию родителей, перевели в д. Бурдуково. В 1989 г. войсковая часть село покинула, оставив о себе неприятные воспоминания. История с военными напомнила мне судьбу Кологривского техникума, который так же был "убит" военными строителями. Проще говоря стройбатом, в котором служили далеко не лучшие представители служивых людей, плюс большая часть стройбатов состояла из призывников республик Средней Азии.




Внутри, как оказалось, всё в таком состоянии, что и глазу зацепиться не за что. Поэтому внешний вид богадельни оказался единственным примечательным моментом.


Здесь когда-то был кинозал (вверху находится кинопроекторная).


Необычен такой вот довольно-таки низкий арочный вход на втором этаже. Может хоть на его наличниках подлинный декор?


Единственное, что точно тут сохранилось из старины, так это лестница со скромными перилами.




Пока ходили там, Катя всё боялась, что под нами, т.е. под ней рухнет пол или обвалится потолок. Пришлось убеждать, что рушится всё большей частью по весне, когда промёрзшие стены начинают оттаивать, или когда ходит кто-то очень тяжёлый... Разрушения, кстати, произошли из-за перестроек советского периода. Поскольку обрушения произошли именно в кладке силикатного кирпича. Видать, не выдержала некачественная работа проверкой временем и непогодой.




До того, как в Верховье в 1940-х открыли восьмилетнюю школу (до этого была лишь начальная до 4-го класса, преобразованная из церковно-приходской), деревенские и детдомовские ребята ходили учиться в разные места: деревенские — в село Зашугомье (сейчас уже в Зашугомье от Верховья напрямик никак не попасть), а детдомовцы — в школу деревни Хлопово, что рядышком. А поводом для раздельного обучения стал трагический случай 1930-1933 гг.. В начале 1930-х  в детдом завезли отчаянных беспризорников. В пасхальную ночь детдомовские ребята, придя в церковь, стали себя вести развязно. Деревенские вывели их из храма и завязалась драка, закончившаяся для детдомовцев трагедией (какой именно источник не указывает, возможно, сильно покалечили, а может кого и поленом пришибли).


Вид из окошек на костромские просторы у ребят был знатный.


В советское время в здании были проведёны водопровод, канализация, сделано отопление (руины котельной расположены рядом).


Именно здесь, в раздаточном окне детдомовской столовой, сидела Маска, удосужившаяся в своё время индивидуального поста.




Совершенно случайно удалось найти, на мой взгляд, уникальную фотографию воспитанников этого далёкого детского дома.
На обороте фото надпись: "Орловский детский дом Костромского ГубОНО, 20.02.1924".


На следующем фото (также из архива Е. Телицыной) запечатлены сотрудники детдома, 1923-1924 гг.. Одной из воспитательниц была Гали Павловна Касторская (стоит крайняя слева). Покопался в генеалогическом древе и выяснил, что Гали — дочь Павла Ивановича Касторского, коллежского регистратора, родного брата Александра Касторского — священника местной церкви (о нём я писал выше), и Ариадны Аркадьевны Органовой, дочери Аркадия Органова — служителя церкви в Верховье в самом начале XX века (он также был представлен выше). Отмечу, что Гали закончила Ярославский пединститут (учитель математики), была чемпионкой по шахматам Ярославля и, как мы знаем, стала работать в детдоме. Кстати, её сестра Татьяна также окончила пединститут (учитель истории) и посвятила себя работе с беспризорникам в Солигаличе.


Для нескольких тысяч россиян Верховье является родным отечеством - для тех, кто воспитывался в этом детдоме. Здесь прошло их детство, а затем судьба разбросала по разным уголкам России. После Верховья мы было решили поехать на погост Высоко, но случайно свернули в посёлок Высоковский (Высоковские Выселки). Поплутав по этому довольно крупному и вполне обитаемому селению, в конце-концов выехали на нужную дорогу.


Только эта дорога была слишком опасна и непроходима для нашего авто. Рисковать не стали, развернулись обратно.


По пути к следующему пункту, заезжаем в весьма большую деревню Бурдуково, откуда был родом петербургский купец, выстроивший богадельню в Верховье. На окраине деревни расположен заброшенный льнозавод. Фотать не стали — не наша тематика. Поэтому сворачеваем в само Бурдуково.


Известна деревня с XVI века, когда являлась вотчиной Городецкого Авраамиева монастыря возле г. Чухломы, пожалованная в 1518 г. московским великим кн. Василием Ивановичем, отцом Ивана Грозного. Скудность земли, особенно в неурожайные годы, вынуждала крепостных бежать отсюда. В 1700 г. крестьянин села Алешково, что в трёх км от Бурдукова, Осип Блинов с женой и малолетним сыном Матвеем бежали из вотчины князя Хованского. Два года они шли пешком до Астрахани и «кормились подаянием». В Астрахани Осип Блинов умер, а сын его работал на рыбных промыслах, потом нанялся на судно вверх по Волге. Приплыв в Нижний Новгород, «пошёл в свою вотчину и объявился старосте, что беглый». Галичский воевода, куда привели Матвея Блинова, приказал: «Отдать беглого под расписку в вотчину и наказания не чинить так как бежал отец его, а его свели в малых летах».


Кроме множества домов советского периода есть здесь колоритные, богато украшенные резьбою, дореволюционные дома. А данный дом даже был застрахован в Страховом обществе, о чём возвещает полукруглая жестяная табличка.




В сер. XIX века Бурдуково вместе с другими деревнями и сельцом Ермаково принадлежали писателю Петру Петровичу Сухонину (псевдоним Шадрин). Большим успехом пользовалась его пьеса «Русская свадьба», поставленная в Александринском театре в Петербурге. Стоит отметить, что костромские селения богаты своей историей. Например, недалеко расположена д. Верково, принадлежавшая двоюродному дяде М.Ю. Лермонтова П.И. Петрову, который помогал поэту деньгами и советами. Хлопово, что в паре км от Бурдуково, — родина отца Серякова — первого гравёра России, работавшего на деревянных досках, имевшего титул гравёра Его Императорского Величества. А деревня Гаврилово в 1646 г. принадлежала Матвею Годунову — дальнему родственнику царя Бориса. В 1909 г. Гаврилово числилась за Быковским и Войновым. Крестьяне, возмущённые притеснениями вышеобозначенных помещиков, в результате восстания разгромили их имение. Так же бузили крестьяне соседней деревни Желудьево, отказываясь подчиняться жене поручика Горталова, воевавшего за границей. На что та пожаловалась в Галичскую канцелярию, и воевода Галича кн. Вадбольский приказал наказать старосту и других крестьян кнутом.


Что зачастую свойственно северным домам, и у этого жилая и хозяйственная часть под одною крышей. Забавно, что хозчасть хозяева у домов не обшивали и половина их так и стоит открытая ветрам своим бревенчатым срубом.




Местный бурдуковский житель. Его жизненый путь и заслуги мне не известны. Может и его корни уходят к коту местного помещика.


Пошёл фотать эту добротную, думаю, советской постройки домину, предполагая, что она необитаема. Как изнутри вышел пропитой товарищ, который оказался вовсе мне не товарищ. Вместе с соседом, до этого молча взиравшего, как я хожу вокруг снимаю, начал недружелюбно вопршать из разряда: что я тут забыл. Плюс зашлась диким лаем соседская псина. Пришлось объяснять, что мы любители старины и т.д. и т.п. Впрочем, уверен, они не поняли моё увлечение. В итоге разговор свёлся: не хочу ли купить этот дом. Сказав, что подумаю, я неспешно ретировался.




Далее мы подъехали к давным-давно неработающему Дому Культуры. Судя по размерам внутри, одназначно, располагался кинозал.


Опосля завернули на другой конец деревни, где массово разбросана проржавевшая сельхозтехника.






Некоторые экземпляры явно на ходу. Однако здесь не смог от души пофотать, ибо напротив собралась компания из местных. Мужики делали явно что-то нехорошее, т.к. с опаской и недоверием поглядывая на меня, что-то разгружали. Скорее всего, сворованные откуда-то стройматериалы.


Испытывать судьбу не стал и прыгнув в поджидавшую меня машину, рванул с Катькой в очень атмосферное место — село Зашугомье.


Продолжение следует...
Предыдущие части этого путешествия:
- Костромской Север
- Эпитафия Плотине
- Следуя старинным Вятским трактом
- Солтановский храм и ДК Брантовский
- Кологривский Zoo-Техникум

При создании поста использован материал следующих сайтов:
- сайт "Солигаличское благочиние"
- статья Галины Громовой "Верховье - отчий дом"
- статья инокинии Афанасии
- заметка В.А. Дудина
- Большой Русский Альбом
- Генеалогический форум ВГД
- ЛитМир
- Православные храмы Костромской губернии
Tags: 2014, urban, Костромская область
Subscribe

  • В верховьях Вохмы

    Возвращаюсь к продолжению повествований о Питерском путешествии. Сегодня — третья часть — часть, посвящённая исключительно моему опыту…

  • Храмовый комплекс Пермогорья

    Церкви «Пермских Гор» Решил ненадолго прервать нить повествований о похождениях Тёмной Стали в костромских дебрях и, отложив…

  • Кто где, а я побывал в Раю!

    Шесть тридцать утра. Попал вроде бы туда, но апостол Пётр у врат встречен не был. Хм... Итак, этим постом уже более детально, с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 81 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • В верховьях Вохмы

    Возвращаюсь к продолжению повествований о Питерском путешествии. Сегодня — третья часть — часть, посвящённая исключительно моему опыту…

  • Храмовый комплекс Пермогорья

    Церкви «Пермских Гор» Решил ненадолго прервать нить повествований о похождениях Тёмной Стали в костромских дебрях и, отложив…

  • Кто где, а я побывал в Раю!

    Шесть тридцать утра. Попал вроде бы туда, но апостол Пётр у врат встречен не был. Хм... Итак, этим постом уже более детально, с…