Денис Спирин (deni_spiri) wrote,
Денис Спирин
deni_spiri

Category:

Из Сусанино в Плещеево



Итак, приступаю к детальному разбору трёхдневного Костромского трипа. В этой, первой, части мы побываем в старом селе Молвитине, на улочках которого прекрасно сохранилась жилая застройка XIX века; исследуем брошенные дома в вымершей деревеньке Внуково; а заключительным пунктом побываем в урочище Плещеево, где среди густых зарослей спряталось здание богадельни-школы и двухсотлетний храм.



Начало путешествия по Костромской глубинке ознаменовалось прибытием в город Буй и осмотром поворотного круга в железнодорожном депо, а также паровоза 1952 года. Но всё это вне тематики, интересующей меня, поэтому эти "достопримечательности" не представляю и перехожу ко второй половине первого дня.
На высокой гряде, омываемой реками Шачей и Волжницей, стоит село Сусанино (до 1939 года именовалось как Молвитино).


Впервые Молвитино упоминается в 1587 году. Своим развитием оно обязано выгодным местоположением на тракте, соединявшем Кострому с Галичем, Вологдой и Тотьмой. В начале XVI века здешние земли принадлежали Григорию Шестову - брату деда Ксении Ивановны Шестовой (Марфа Романова), матери первого царя из династии Романовых, чья вотчина с центром в селе Домнине находилась отсюда в 12 верстах. В XVII веке село делили боярские роды Салтыковых и Михалковых. В 1778 г. Молвитино вошло в состав Буйского уезда Костромского наместничества. После чего в разные годы владельцами села числились князья Мещерские, помещик Д. Яншин, петербургский чиновник, барон Карл Христианович фон Кистер, купивший село в 1835 г., и его сын Василий.




Молвитино постепенно становится крупным торговым селом: здесь устраивались большие ярмарки, были построены каменные торговые ряды, училища женское и Александровское мужское, земская больница и даже гостиница «Париж с номерами В.И. Сутягина». Процветанию села содействовало коневодство, развившееся в его окрестностях. Ежегодная конская ярмарка была 4-й по величине в Костромской губернии. В это же самое время село превратилось в крупнейший в губернии центр по производству шапок и картузов. В середине XIX в. в Молвитино проживало около 3 000 человек и насчитывалось 242 крестьянских дома.




Влияние на развитие села оказало и покровительство царской династии после того, как в 1866 г. местный уроженец О.И. Комиссаров спас Александра II от смерти во время покушения Каракозова. В деревне ему был поставлен памятник (снесён после революции). Осип Иванович Комиссаров был мастером шапочных дел в С.Петербурге, на работы отданный туда ещё в малолетстве. Вечером дня спасения императора в Зимнем дворце Александр II повесил на грудь Осипа Владимирский крест IV степ. и возвёл в потомственные дворяне с присвоением фамилии Комиссаров-Костромской. На Комиссарова обрушился поток наград, жалований и подарков. Например, особые почести были оказаны в Енисейской губернии, куда его отец - Иван Комиссаров - был сослан в своё время за воровство. А бывший хозяин Комиссарова, владелец села Молвитина барон Кистер в трактире «Московский» дал обед для проживающих в Москве крестьян села Молвитино, которых собралось около 40 человек. Не имея достаточной силы воли, чтобы сохранить свою личность, Комиссаров-Костромской получил славу бесшабашного кутилы и пьяницы. И умер, всеми забытый.




Главной же достопримечательностью села является изображённый на картине А.К. Саврасова "Грачи прилетели" Воскресенский храм. Историю, связанную с написанием картины, я опущу, ибо об этом в сети достаточно много информации, но расскажу о возникновении самого храма. Для того времени постройка каменного храма в далёком селе была событием редчайшим. Скорее всего начало строительства храма в 1680-х владельцем села Петром Салтыковым связано с трагической гибелью его сына Фёдора, убитого во время стрелецкого бунта в Москве (стрельцы убили его по ошибке, приняв за брата царицы - Ивана Нарышкина). Храм возводился ярославскими мастерами в течении 8 лет. Однако до наших дней в первозданном виде дошла лишь колокольня, сам храм неоднократно перестраивался.


После закрытия храма в конце 1930-х, новую жизнь ему дала реставрация 1977 года и перенос сюда в 1988-м музея Ивана Сусанина. В 1992 г. было принято решение об "изгнании" музея. Слова священника В.И. Шапошникова: «…спросим себя: как бы отнёсся сам Сусанин к тому, что вот на той самой родной земле, для спасения которой он жизни своей не пощадил, существует храм, из которого фактически изгнано само Имя Божие, причём изгнано как бы ради того, чтобы утвердилось в том храме его собственное имя?..Нет никакого сомнения в том, что его христианское сердце исполнилось бы великой скорби, и сказал бы он своим забывшим Бога землякам: «Неразумные! Почто сотворили вы сиё во имя моё? Разве совершил я что-либо ужасное, что даже память обо мне наказана столь страшным образом?!»... Однако, как видим, в сердцах сусанинских жителей это действо не нашло отклика и музей существует в здании храма и поныне.


После Сусанино продолжаем движение в сторону намеченной конечной точки - заброшенной деревни Горки, что на границе Солигаличского и Буйского районов. По пути останавливаемся в деревне Внуково, последний житель которой покинул сие места в 2000-х. Дома здесь огромные, добротные.


Устраиваем фото-сессию интерьеров.


Вот никогда не верил в приведения, но дома, рассматривая фотографии, увидел в зеркале именно то - нечто потустороннее.




Обожаю такие вот раритетные семейные фото. Судьба жителей, связанная с селом, словно прерывается с этими брошенными портретами на стенах.
На нижнем фото человек в форме аж красноармейца. Не забрали с собою потомки, если они были, эту Память.






Воришки и прочий нечестный люд всё ценное и не очень вынесли ещё до нас.


Далее добираемся до последнего крупного живого наспункта данной местности - пос. Елегино. От него дороги расходятся в полуживые, а больше в вымершие деревни. Остановившись в деревне Хорошево, узнаём направление в село Плещеево, ибо самим определить, где дорога не представлялось возможным. А когда-то в Плещеево была жизнь. Сейчас, если не знать о нахождении здесь этого здания, можно проехать мимо, не заметив его и с десяти метров. Так сильно оно заросло.




Перед нами, предположительно, здание богадельни, построенное в начале XX века, а с 1920-х служившее советским школьникам зданием науки. С одной стороны висит табличка, указывающая, что это "Плещеевская восьмилетняя школа", а с другой - более ранняя - "Плещеевская сельская школа 1-й ступени" (школы 1-й ступени образованы в 1923 г. и представляли собою подраздел единой трудовой школы, где обучались дети от 8 до 12 лет. Согласно пункту №6 "Устава трудовой школы" преподавание в школе  какого бы то ни было вероучения и исполнение в школе обрядов культа не допускалось).


Над входом когда-то был металлический козырёк, спиленный мародёрами.


Через красивые оригинальные двери заходим внутрь школы-богадельни.


Многомаршевая парадная лестница, раположенная в полукруглом эркере, поднимается аж на чердак.


Несмотря на пустые комнаты, здание нам понравилось и даже более - нигде раннее мы не встречали такого огромного количества печей на квадратный метр. Такое ощущение, что во всём здании их наберётся как минимум полсотни - в каждой комнатке, в каждом закутке. Видать, местная погода не балует и устроитель богадельни позаботился, чтобы промозглой осенью и суровой зимою старушкам-богомолкам жилось в тепле, ну а в дальнейшем столь обширное отопление перепало и школьникам. Кстати, в здании был водопровод и канализация.








Село как наспункт исчезло давным давно, поскольку не осталось и следа от домов. А в 1977-м закрылась и школа. К этому времени основные магистрали легли в дали от здешних мест. Инфраструктура была развита в сёлах по соседству и содержать дороги в надлежащем виде было невыгодным. Население из окрестностей потихоньку переселяли ближе к цивилизации, тем самым укрупняя  другие сёла и преобразовывая их в посёлки городского типа.




В паре комнат-классов, как видим, уцелели парты 1950-х годов.


Эта комната определённо использовалась как спортивный зал.


Чугунные перила, однако, тоже спилили.






Удивило, что печи выложены из иностранного кирпича. В такую-то даль, без рек, его явно везли большую часть сухопутно.
Кирпич огнеупорный двух видов - с клеймами "PATENT" и "D.Ch.F.". Последний толщиной всего в пару см и произведён в Дании.


Отопление настолько было продумано, что часть печей из комнат "выходила" задней стенкой в коридоры.




Вообще нынешнее урочище это места древней Залесской волости, жители которой назывались залевшанами. Волость известна с начала XV века, когда ею владел галичский князь Юрий Дмитриевич, сын Д. Донского. Залесская волость, как и весь галичский край, славилась своими плотниками, которые работали и на строительстве Петербурга. В 1717 г. Фома Емельянов из соседней деревни Ананьино и Степан Кузьмин из деревни Горки (куда мы так и не доехали), взяли подряды на строительство домов для иноземцев на Васильевском острове. Они руководили артелями плотников, набранных из жителей своих деревень, а для оформления договоров на работы просили разрешения у своего помещика графа Гаврила Ивановича Головкина. Он, кстати, был первым русским канцлером.


Согласно карте Костромского наместничества 1792 года (А. Вильбрехта) село именовалось Никольским, а в 1878 г. на карте Стрельбицкого - уже Плещеевым. Откуда пошло данное наименование разузнать не удалось. На 1908 г. место звалось как погост Николо-Плещеева, что даёт предположение о переносе или опустении села. В XVIII - XIX вв. Плещеево с волостным правлением в нём было центром церковного прихода. Средствами прихожан на месте сгоревшей в 1800 году деревянной церкви выстроили за 4 года новую каменную Никольскую церковь.
Фото С.А. Орлова. Вид на храм в начале XX столетия.


Наши дни. Заброшенная церковь находится в метрах двухста от богадельни (сельской школы).




Из интерьера ничегошеньки не уцелело.






В двух километрах от Плещеева было старое село Никольское, которое называлось еще и Литвиновым. Тут стояла деревянная церковь. Здешние прихожане, как рассказывают документы, чтили Иоанна Кронштадтского, приезжавшего сюда. Деревня Хорошево (где после посещения Плещеева мы пили чай с единственной живущей тут пожилой четой) с соседними деревнями была в вотчине Михаила и Павла Петровичей Нарышкиных. М.П. Нарышкин владелец 8275 душ в пяти губерниях, его сын от супруги Варвары Волконской - Михаил - полковник, член "Союза благоденствия и Северного общества", декабрист.


Надгробие 1884 года Михаила Филипповича Смирнова - крестьянина из деревни Тюмерино.


Продолжение следует...

При создании поста использован материал сл.сайтов:
Православные храмы Костромской губернии
Путешественники.ру
Костромка
people.su
Родовик

Tags: 2014, Костромская область, заброшенные храмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments