Денис Спирин (deni_spiri) wrote,
Денис Спирин
deni_spiri

Category:

Из Чамерово в Баскаки



Продолжая исследовать Весьегонский край, следуем из Никола-Высока в Весьегонск и по пути останавливаемся в старинных карельских поселениях: Чамерово, Чистая Дуброва и Баскаки. В селе Чамерово нас ждал редкий пример довольно крупного для деревни двухэтажного храма в русско-византийском стиле, непрекращавшего свою работу со дня основания. А благодаря книги "Вехи истории" - многолетнему труду почётного гражданина Весьегонска, краеведа Бориса Купцова - в посте присутствует много краеведческого материала с интересными историческими фактами чамеровской жизни. Второй главной составляющей отчёта после преинтереснейших историй, является первоклассной работы и высокого качества храмовая живопись в селе Баскаки.



На высоком левом берегу речки Сыроверка, в центре села Чамерово, стоит церковь Казанская. Ещё в XVIII веке в селе стояли две деревянных церкви, в 1790-1810-х вместо них сооружена каменная Казанская церковь. К середине XIX в. в стене алтаря образовалась трещина, что, вероятно, послужило причиной строительства в 1870-е года новой, ныне существующей двухэтажной церкви. Сооружённая на средства прихожан, она была вчерне завершена в 1873 г., а освящена в 1879 г.. В 1893 по проекту епархиального архитектора В.И. Кузьмина была построена колокольня. Редкий для сельских приходов  пример крупного двухэтажного храма в русско-византийском стиле.




На прилегающем кладбище, напротив алтаря, "повстречалось" надгробие священника Николая Иоанновича Приселкова и супруги его Параскевы Николаевны. Николай Иоаннович с 1849 г. священник церкви Преображения приселка Кукса Калязинского уезда, после - села Чамерово. Его сын Иоанн Николаевич на службе в Чамерово с 1890 по 1916 гг. (значимую роль сыграл сын отца Иоанна - Борис - став предводителем местного восстания 1918 г., но об этом позже).
Из известных чамеровских личностей стоит отметить Виноградова Александра Николаевича - историка, востоковеда и краеведа. Родился в Чамерово. С 1876 - член Археологического общества, с 1877 - Русского географического общества. Собирал сведения, проводил измерения и зарисовки храмов в уездах Тверской, Новгородской и Ярославской губерний. Принял постриг под именем Алексия и в чине иеромонаха назначен в состав Русской духовной миссии в Пекин. Его брат - Виноградов Константин Николаевич - патологоанатом, профессор Военно-медицинской академии. Родился здесь же. Окончил С.-Петербургскую медико-хирургическую академию. Автор 40-ка научных работ. Почётный член Общества русских врачей, участник экспедиций по борьбе с эпидемиями сибирской язвы в районе Шексны и чумы в Астрахани, 1899-1901.


Церковь в Чамерове никогда не закрывалась. В советские годы священнику выделялось твёрдое ежемесячное жалование (1970-е - 100 рублей; 1980-е - 150). Однако с конца 1970-х священнослужители Казанской церкви очень часто менялись. Были постоянные конфликты их с исполнительным органом. Приходской совет не терпел самостоятельных священников, делающих всё по своему усмотрению. Доносы, жалобы летели к митрополиту Тверскому Алексию с требованиями нового настоятеля. Поводы были разные: пьёт, плохо служит, торопится, служит слишком медленно, буянит, читает большие проповеди, оскорбляет прихожан, вышел на амвон пьян, ходит на танцы, ведёт неподобающий сану образ жизни, поругался со старостой, обозвал прихожанку Анастасию «коровницей» и т.д.


А теперь окунёмся в богатую историю села. Как известно до новгородских словен, пришедших сюда в в IX – X вв., эти земли населяли финно-угорские племена. Профессор С.К. Кузнецов предполагал, что племя весь разделялось на два колена: собственно весь белозерскую (приозерную) и более южную - весь егонскую (весь речную). То и другое колено в свою очередь по языку мало отличалось от племени меря. Поэтому, видимо, учёный не случайно значение названия села Чамерово искал в черемисском языке: "чи" - настоящий, плюс "мари", т.е. "настоящая меря". Черемисы являлись особой ветвью мерянского племени.


После заключения Столбовского мира со Швецией в 1617 г. в новгородские и тверские пределы, в том числе и в Весьегонский край, пришли карелы-переселенцы, которые не пожелали оставаться под чужеземным владением (часть земель русской Карелии тогда отошла к Швеции). За два только массовых перехода (1627, 1657) было зарегистрировано около 30-ти тысяч человек. Значительная часть карел осела около Мологи (Чамеровщина), другая обосновалась в Кесемской волости, обезлюдевшей во время польско-литовской интервенции. Потомки веси, обитавшие здесь, вскоре слились с переселенцами-карелами. В 1931 году в карельских сельсоветах различных районов, в том числе и Чамеровском, число карельских хозяйств колебалось от 67 до 100 %. Карельские селения Чамеровской волости входили в состав дворцовых (удельных) земель. Крестьяне здесь платили только денежный оброк (ведо). Деньги добывались с большим трудом. Недаром до сих пор старики-карелы помнят такую поговорку: "Диедо, диедо, макша ведо: туллах стражат - мюювях важат" (дед, дед, плати оброк: придут стражи - продадут телят).


Характеристика местных жителей: "Весьегонские жители среднего роста, собою стройны, лицом недурны, волосами светлорусы, трудолюбивы, смелы, переимчивы; карелы же, составляющие большую часть уезда, чистосердечны, справедливы, но горячи и запрометливы". По другим источникам: "гостеприимны, чужды всякой клеветы и несправедливости, к употреблению крепких напитков склонны".
"Жители умирают между 60-80 гг. Стариков более 90 лет мало. Жизнь препровождают здоровую. Умирают от лихорадки из-за простуды и кровагого поноса от неумеренного ядения грибов".
Однако нелегкое экономическое состояние крестьян не убивало в них положительные человеческие качества: "У большинства жителей Весьегонского уезда гостеприимство и радушие к человеку даже совершенно чужому развито издревле и при этом без всякой корыстной цели. Здесь путник в зимнюю пору всегда мог найти себе приют в любой избе, а если сбился с пути, то выведен на дорогу".


В начале XVIII века в здешних землях происходили восстания, вызванные не только произволом феодалов и царских чиновников, но и тяготами войн, которые вел Петр I. В 1702 г. многолюдные отряды "разбойников" (беглые солдаты, рекруты из местных крестьян) громили монастырские вотчины, жгли дворянские усадьбы. В Чамеровской волости действовали отряды Григория Гари. Сам Гаря и его восемнадцать сотоварищей, после разгрома царскими войсками, "вершены смертью" в Вологде. Другой предводитель восставших Тимофей Лутохин был казнен в дворцовом селе Чамерово, а многие его товарищи "переиманы и заорлены и сосланы в ссылку".


Из позитивной жизни села знаменателен 1873 год, когда здесь состоялась первая в Весьегонском уезде сельскохозяйственная выставка крупного рогатого скота и молочных продуктов. На ней присутствовало около 5 тыс. человек. Участнику выставки помещику Кисловскому была вручена серебряная медаль за швейцарский сыр, малая серебряная - наследникам помещика Шварца за сливочное масло и телят. Шварц - фамилия крупных весьегонских землевладельцев. Например, помещица Александра Шварц имела на 1894 г. в Весьегонском уезде 24246,5 десятин земли. Земли сторожил нанятый ею отряд черкесов в 20 человек, действия которых были настолько дики и страшны для местных крестьян, что во время проезда отряда через деревни все прятались по домам. Кстати, в Чамерово было одно из шести красильных заведений кустарного типа в уезде, которые красили крестьянам домашний холст. Ведь, в ситец и сатин крестьяне одевались только в праздники. Летом частенько можно было видеть людей, идущих на базары и в церковь босиком: сапоги и полусапожки несли в руках и надевали их только при входе в село.




Неспокойное время 1905-го также отразилось в истории здешних мест. Волнения и нарастание революционной обстановки в стране, отозвались в Весьегонском уезде самовольными порубками крестьянами помещичьего леса: крестьяне деревни Кузьминки порубили березовый лес у Шварца (вывезли 60 возов дров); 16 ноября в имении Шварц - Елизаветине - обнаружен приколоченный к столбу красный флаг с надписью: "За республику!!! Гибнет Шварц. Да здравствует социал-демократия! Жди нас скоро!"; 15 ноября крестьяне деревни Старое приступили к самовольным порубкам леса на даче помещика Сомова, считая лес своим, а крестьянин деревни Десны Иван Тараканов при уряднике ругал матерно царя; в селе Чамерово молодёжь исполняла частушки: "Как у нас на троне Чучело в короне. Это царь, это царь - Кровопийца Николай..."; в октябре в селе Любегощи, собрались на общий митинг крестьяне окрестных деревень (до 3-х тысяч человек), руководимые народниками Быковым, Воробьевым, Таировым. Они выставляли сл.требования: "Долой царя и помещиков!", "Долой собственность на землю и леса!"  и др. (сотня казаков, присланная в Любегощи, усмирила крестьян, но последние не выдали полиции своих руководителей и им пришлось лишиться последних коров).


Политическая "несознательность" большой массы крестьянского населения в Весьегонском уезде в 1905 г. выразилась в том, что крестьяне позакрывали земские школы. Вот, например, что сообщал пристав 2-го стана весьегонскому исправнику в декабре 1905: "Доношу, что земские школы были закрыты крестьянами потому что:
1. В д.Дмитровка учительница Рождественская учащимся мальчикам внушала, что бы чтили царя, не признавали бога.
2. В д.Рагузино учительница М.М. Лебедева разъясняла то же самое.
3. В д.Деледино учитель Горшечников внушал ученикам те же мысли, почему крестьяне при закрытии школы на дверях её повесили такую надпись: "Бог есть, царь будет, а тебя, лысого черта, не будет...".


Секретная депеша из Твери от губернатора Л. Хитрово в департамент полиции за № 15 1906 года гласила: "28 декабря, в 7 часу вечера, в селе Чамерово, Чамеровской волости Весьегонского уезда, 7 человек крестьян напали из-за угла, врасплох, на местного полицейского урядника Василия Дьячкова, избили его и отняли у него казенный револьвер и 75 рублей денег. Кисет с деньгами злоумышленниками был подброшен в квартиру урядника Дьячкова, что последним и было обнаружено при возвращении его домой в ночь на 29 декабря. Из числа злоумышленников урядником указаны крестьяне Николай Токарев, Егор и Петр Наливкины, что и подтверждено свидетельскими показаниями 15-ти летнего мальчика весьегонского мещанина Ефрема Ивановича Дьячкова. Кроме того, выяснилось, что злоумышленники имели злобу на полицейского урядника Дьячкова, которого и хотели поколотить."
"В 1905-1907 гг. в Чамерове организовался революционный кружок, - вспоминал старожил М. А. Милягин. - Его участники собирались в помещении больницы. Они знакомились на сходке с учением Дарвина, читали марксистскую литературу. Как-то кружковцы заметили, что урядник Дьячков шпионит и подслушивает их разговоры на собраниях. Тогда П. А. Наливкин и Н. X. Токарев подкараулили урядника на усадьбе попа Приселкова, накинули Дьячкову мешок на голову и крепко отколотили. Токарева и Наливкина хотели привлечь к суду, но дело пришлось прекратить: полиция боялась путем широкой огласки привлечь внимание населения уезда к этому событию в то революционное время. Полиция решила, что лучше уж перевести Дьячкова из Чамерова в другую волость".


С этим старинным домом (фото ниже), что на Королевской горке, связывают сл.историю: в начале XIX в. купец (по иным данным мещанин) г. Рыбинска Иван Александрович Королёв купил в Чамерове участок, на котором построил дом, как летнее имение, но вскоре перебрался сюда навсегда. На кладбище села сохранился памятный камень на могиле Ивана Королёва (1777-1848 гг.). На ком был женат Королёв не известно, но здесь у него родилась дочь Агрепина (1818-1881). Об остальных представителей той фамилии не известно. Возможно, дом был перепродан. Сохранились воспоминания нескольких человек уверяющих, что до 1917 г. кто-то из их предков проживал в этом доме. В советское время в доме располагалась почта и проживали Череповы Дмитрий Иванович и Вера Арсеньтьевна - учителя. С ними дружил, и часто гостил у них известный советский живописец и педагог, народный художник Яков Дорофеевич Ромас.


В 1918 г. в Чамеровской волости произошло восстание кулаков под предводительством Бориса Ивановича Приселкова - бывшего царского офицера, сына священника отца Иоанна (того самого, о котором я писал выше). Восстание происходило с 10 по 13 июня и в один из дней даже произошла перестрелка между кулаками и отрядом Красной армии около дер. Савино, поэтому это событие называется также Савинским восстанием.  Всё это описал А.И. Тодорский в своей книге "Год - с винтовкой и плугом". Никого не расстреляли, только, как свидетельствует сам Тодорский, в нервном напряжении один из красноармейцев ударил священника и гражданина Токарева, заступившегося за о.Иоанна.


А вот как эти события описывает кандидат исторических наук К. Соколов "В июне 1918 в Весьегонский исполком начинают одна за другой поступать жалобы на голод и притеснения кулачества из ряда волостей. Но, как позже выяснилось на следствии, никакого голода в уезде не было. Но 9 июня в уездный исполком явилась группа людей во главе с неким Н. Громовым (в прошлом – вор-рецидивист) и попросила помощи для борьбы с кулаками. Они получили оружие, отряд красноармейцев во главе с членами исполкома Дмитриевым, Вахоневым и Чистяковым и отправились в волость. Исполком постановил оставлять крестьянам голодную норму в 30 фунтов муки на человека в месяц. Возмущённые крестьяне потребовали от волостного совета объяснить причину реквизиций. Но Дмитриев не пожелал разговаривать с «кучкой кулаков». После чего несколько тысяч человек пришло в деревню, где стоял отряд. Комиссар с частью красноармейцев бежал, а остальных крестьяне арестовали. Собравшиеся провели митинг и обратились ко всем волостям уезда с воззванием на следующий день, 13 июня, избрать власть, которая будет защищать интересы трудящихся, а не отбирать хлеб. Во главе восстания встали бывшие офицеры Б. Приселков и П. Максимов. Они организовали захват оружия в исполкоме. В тот же день в волость вступили отряды красноармейцев из Рыбинска и Весьегонска под командованием Н. Долгирева. При столкновении их с восставшими у деревни Савино толпа разбежалась, 11 человек было ранено. Чамерово было занято без боя. Часть бутовщиков обложили контрибуцией на сумму до 5000 рублей. Были арестованы 21 человек. Но суд над участниками восстания так и не состоялся – лидеров задержать не удалось, остальных освободили по амнистии к годовщине революции.


Двигаясь далее по старинному тракту, соединявшему Мологу с Весьегонском, мы попадаем в центр села Чистая Дуброва.


Очень высокая, заметная ещё издалека, тут возвышается колокольня церкви Покрова. В XVIII в. в селе существовало два деревянных храма, оба сгоревшие в 1797 году. На их месте в период с 1797 по 1813 соорудили новую деревянную церковь. Рядом с этим храмом в 1865-73 гг. на средства прихожан сооружена была каменная Покровская церковь, внутренняя отделка которой затянулась аж до 1882 г.. Колокольня выполнена с отступлениями от первоначального проекта, что выдаёт некоторую наивность в декоре и руку местного мастера. Является памятником провинциального зодчества периода эклектики. В середине XX в. храм и трапезная были разобраны.


Первое упоминание Чистой Дубровы относят к 1562 году. С середины XIX в. крупное село Чамеровской волости, основное население которого составляли тверские карелы. В середине XX столетия процветающее село с кинотеатром, школой, клубом, пекарней, маслозаводом и колхозом.  С селом связана следующая забавная история: в 1895 г. Весьегонский уезд посетили финские учёные: доктор Карь-Ямайнен и магистр Алава, интересовавшиеся языком весьегонских карел. В селе Чистая Дуброва мужики и урядник, подстрекаемые попами, схватили этих учёных и отправили под стражей в Весьегонск. Учёным пришлось изрядно поволноваться, пока весьегонский исправник не уразумел суть дела и не освободил их, а мужиков пригрозил посадить на трое суток в кутузку.


В этом огромном колоритном бревенчатом доме ныне располагается Чисто-Дубровская сельская библиотека.


Надолго там не задерживаемся и следующим пунктом оказываемся в Григорково.


В километре от села Титовское на окраине деревни Григорково, перенесённой сюда в 1930-е, находится храм Рождества Христова. Кирпичная отштукатуренная церковь была выстроена в 1837 г. по образцовому проекту 1824 года. Она была поставлена рядом с двумя деревянными храмами 1717 и 1757 годов. Хороший пример сельской приходской церкви в стиле ампир.


Внутри храма сохранилась роспись 1864 -1884 годов, однако увидеть её мы не смогли, т.к. здание храма находилось под замком.


И последним в тот день мы решаем осмотреть церковь в селе Баскаки.


Село Баскаки (Баскачи) прямо указывает, что здесь когда-то находилась ставка ханского чиновника-баскака, взимавшего дань и чинившего расправы с непокорными. Церковь расположена у дороги Весьегонск - Красный Холм. Село известно с 1455 года. В течении XVI в. оно находилось в частном владении, несколько раз меняя хозяев, покуда в конце XVI столетия не было пожертвовано княгиней Антонидой Хворостининой Троице-Сергиеву монастырю, принадлежавшее ему до 1764 г.. На протяжении столетий одним за другим сменялись деревянные храмы. Строительство нового каменного храма Успения окончилось в 1873 году. Главный придел храма освятили лишь спустя 12 лет.


Перед западным входом сохранились гранитная площадка и ступени.


Бесстолпный храм внутри сохранил для нас превосходно исполненную роспись. Масляная живопись, современная храму, выполнена в позднеакадемической манере, скорее всего краснохолмской или весьегонской школами.


В куполе, разделённом на четыре сектора широкими орнаментальными полосами представлены традиционные сцены, такие как


"Вознесение Христово"


"Преображение Господне"


и довольно редко встречающаяся композиция на тему Апокалипсиса - "Христос между семью светильниками"


По качеству исполнения и технике, пожалуй, лучшая роспись, виденная нами. Удивительно искусная для сельского храма, писанная грамотной и уверенной рукой художника-иконописца, больше похожая на художественные картины.
"Рождество Христово"


Фрагмент "Благословение детей"


Архангелы со свитками при входе в храм.


На этом путешествие того дня подошло к концу, а на завтра нас ждали заброшенные деревни и храмы Краснохолмского и Молоковского районов.


При создании поста использован материал:
- Бориса Купцова книги "Вехи Истории"
- Никиты Снеткова, учащегося Чамеровской школы, председателя клуба "Краевед" при Чамеровской сельской библиотеке
- "Сводов памятников архитектуры и монументального искусства России. Тверская область. ч.3"

Tags: 2014, Тверская область, заброшенные храмы
Subscribe

  • Кто где, а я побывал в Раю!

    Шесть тридцать утра. Попал вроде бы туда, но апостол Пётр у врат встречен не был. Хм... Итак, этим постом уже более детально, с…

  • Эпилог тишины

    По пути в урочище Высоко Эпилог тишины — анонс предстоящей двухнедельной поездки в край дремучий и глухой; напоминание о том, что…

  • А вот и Совега

    Наконец-таки нашёл время для написания заключительной части повествования о своём летнем путешествии. В этом посте мы продолжим исследовать…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 58 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Кто где, а я побывал в Раю!

    Шесть тридцать утра. Попал вроде бы туда, но апостол Пётр у врат встречен не был. Хм... Итак, этим постом уже более детально, с…

  • Эпилог тишины

    По пути в урочище Высоко Эпилог тишины — анонс предстоящей двухнедельной поездки в край дремучий и глухой; напоминание о том, что…

  • А вот и Совега

    Наконец-таки нашёл время для написания заключительной части повествования о своём летнем путешествии. В этом посте мы продолжим исследовать…