Денис Спирин (deni_spiri) wrote,
Денис Спирин
deni_spiri

Categories:

Галибиха и Успенское на Ветлуге



Продолжая тему деревянного зодчества Поветлужья, в этом посте я расскажу ещё о двух усадьбах, расположившихся на берегах реки Ветлуги. Первая — имение Левашовых в Галибихе — представляет из себя комплекс пяти деревянных домов (отсняты лишь два). Там, среди густых зарослей, словно исполины возвышаются диковинные терема. Фасады этих полуторавековых домов украшают резные наличники, карнизы, немного грубоватые, но не лишённые изящества и мастерства исполнения. Вторая усадьба это Казанцева в Успенском, также спряталась от посторонних глаз глубоко в лесу. В архитектуре  её главного деревянного дома присутствуют мотивы стиля модерн. Отчёт по этим усадьбам включает в себя весьма подробную историю имения Левашовых, а вот вторую усадьбу предлагаю осмотреть лишь визуально, поскольку исторической справки о ней не найдено.



Историю Галибихи можно изучать с первого письменного упоминания в 1647 г. Дома там строились на высоком крутом берегу реки Ветлуга и первоначальное название деревни было "Изба на яру".  В то время река была почти единственной дорогой и с высокого места хорошо видно, кто плывёт к селению. А пока неизвестные люди лезли по круче, население успевало изготовиться к обороне или разбежаться, прихватив немудрёный скарб. А в лесных чащобах – пойди, настигни их! Иногда, по реке приплывали и добрые люди: они забирали у жителей холст, пушнину, сухую рыбу, взамен оставляли ножи, топоры, соль и деньги. Сюда в вольные белые земли, не заглядывали даже царские чиновники. Они так отписывались перед воеводами: «..ниже Усты селения вельми редки и жилья мало, а татар тьма». Нынешнее столь необычное название деревни происходит от диалектного слова «галиба», что в переводе с татарского означает «победительница».


В XVIII в. эти земли и крестьяне при них в самом глухом месте России – Приветлужье были пожалованы премьер-майору Екатерининского времени Петру Александровичу Собакину. Владелец 12 тысяч душ, имел в Москве дом-дворец, а в своих приветлужских имениях прослыл самодержавным «царьком». В 1831 г. ряд деревень и сёл на Ветлуге были куплены Николаем Васильевичем Левашовым - один из передовых представителей дворянской интеллигенции первой четверти XIX, участник войны 1812 г. Более известна его супруга - Екатерина Гавриловна (в девичестве Решетова) - друг А.И. Герцена, Н.П. Огарева, Н.К. Кетчера. На Новой Басманной улице в доме Левашовых бывали литераторы и декабристы: И.И. Дмитриев, М.А. Салтыков, М.Ф. Орлов, А.Н. Раевский, Е.А. Баратынский, В.А. Жуковский. Семью Левашовых знали А.С. Пушкин и его дядя В.Л.Пушкин. Их салон был одним из центров московского «западничества»; постоянным его посетителем и ближайшим другом был П.Я. Чаадаев. Купив здешние земли, Левашовы, как и большинство местных лесопромышленников стали заниматься лесосплавом, а в соседнем селе Богородском построили свечной и водочной заводы.


Николай Васильевич и Екатерина Гавриловна имели четырёх сыновей и двух дочерей. Дочь Эмилия в 1838 г. вышла замуж за барона Андрея Ивановича Дельвига, инженера путей сообщения, а два года спустя вышла замуж и Лидия — за отставного офицера графа Николая Сергеевича Толстого. Проектированием усадьбы в 1839 г. занялся А.И. Дельвиг.  Он выбрал место близ деревни Галибиха, частично спроектировал парк и составил чертёж дома. «Галибихинская» земельная доля предназначалась Дельвигам. Уже были завезены брёвна, почти готов был фундамент, — и вдруг Николай Васильевич  объявил об изменении своего решения. Впоследствии Дельвиг с женой уехал в Москву, где занялся научно-практической деятельностью и руководил устройством водопроводов в Москве и Нижнем Новгороде, переправ через Кубань, Днепр и Неву. В конце жизни он стал сенатором и был известен как выдающийся гидротехник и инженер-железнодорожник. После отъезда Дельвига из Галибихи дальнейшим строительством усадьбы занимался второй зять Левашовых - Н.С. Толстой. Но вскоре и он ссорится с тестем, после чего выбирает для жительства деревню Елдеж, где добивается значительных успехов.






Стоит отдельно упомянуть об одном из сыновей Левашовых - Валерии Николаевиче.  Валерий Николаевич и его жена Ольга Степановна (родом из знатного рода Зиновьевых) оставили заметный след в русском революционном движении: «Имя Ольги Степановны Левашовой, «госпожи Ольги», встречается в переписке Карла Маркса. Она знала его лично, знала его дочерей и пользовалась их доверием. Левашова — одна из основательниц Русской секции I Интернационала» - активная  участница  первого  общества «Земля и воля»; Валерий  Николаевич - чиновник для особых поручений при Нижегородском военном губернаторе, входил в дворянскую оппозицию. Не терпел крепостничества и даже вынашивал планы самовольно отпустить крестьян. После реформы 1861 г., когда он был назначен мировым посредником по Макарьевскому уезду, призывал помещиков снизить выкуп, говорил, что царь обманул народ, за что был подвергнут аресту и снят с должности. Состоял под жандармским надзором с 1861 г. В 1868  нелегально выехал в Женеву с целью финансирования журнала «Народное дело», органа Русской секции  I "Интернационала". Отойдя от политики, вернулся в Галибиху и занялся делами поместья. По эскизам Дельвига он построил второй дом усадьбы для своего старшего сына Вячеслава. В народе его так и называли «Славин дом». Напротив этого дома были построены два каменных здания: одноэтажное – кухня, двухэтажное – дом для прислуги. У оврага, где протекает ручей, был построен ещё один одноэтажный дом для другого сына  Валерия – «Валерин дом».






У Валерия Николаевича и у Ольги Степановны так же как у их отца было шестеро детей. «И воспитали их отец и мать Левашовы в любви к простому народу. Дети с юных лет имели доступ к легальной и нелегальной  прогрессивной литературе из собственной левашевской библиотеки. Вместе с тем они всё же росли аристократами, у каждого имелись репетиторы и гувернантки – и русские, и француженки.»  Остаток жизни Валерий Николаевич посвятил семье и благотворительности в пользу крестьян. В Галибихе бывал до самой своей смерти в 1877 г. Его сыновья Валерий Валерьевич и Вячеслав Валерьевич Левашовы - последние хозяева усадьбы.


У жителей Галибихи и окрестных деревень остались добрые воспоминания о братьях Валерии и Вячеславе. В целом Левашовы были гуманными правителями: поддерживали хорошие отношения со своими крепостными, их дети общались с крестьянскими, которым преподавался французский язык и прочие науки. В селе Воскресенском построили красивое каменное двухэтажное здание, где начал работать их семейный банк. Они поддерживали пострадавших от пожаров местных крестьян, выдавая им ссуды на строительство домов, иногда даже без возврата. Не жалели средств на благотворительность, являясь, в частности, попечителями уездных учебных заведений.Они получали почту: газеты, журналы. И все это не лежало на полках, а шло в народ: читали все желающие. Часть книг выдавали в школу для детей. На экзаменах примерным ученикам вручали подарки: книгу, рубашку, ботинки или что-то другое.


Левашовы во всех поколениях были людьми передовыми, интересовались достижениями научно-технического прогресса. На втором этаже одного из домов у них была устроена обсерватория с телескопом, а для увеличения поставок леса в начале ХХ века выписан из-за границы паровоз и проведен телефон, который в то время в провинции был диковинкой. Имелась в усадьбе и оранжерея, где выращивались экзотические цветы, а также огромные теплицы с южными плодовыми деревьями: ананасами, черешней и персиками.






Значимой фигурой был Валерий Валерьевич - общественный деятель, один из крупнейших землевладельцев Марийского края.
Но революция 1917 г. изменила всё: «Мужики, возвратившиеся в Галибиху с Гражданской войны, подняли вой: "Мы там буржуев громили, а тут сидит сыч, кровопивец". Ну, и подняли народ. Те за горлопанами в усадьбу. Увидели Валер Валерыча, говорят: "Мы тебя не тронем, иди пока в конюховку, а мы у тебя кое- что посмотрим".  Когда выпустили из конюшни Валера, то он увидел, что растащили всю его мебель, утварь, а книги разорвали.» По рассказам старожилов, ходил он по округе с котомкой - собирал милостыню на пропитание. И умер нищий, не нужный никому, в 1930 г. в старой бане, служившей ему жилищем в бывшей крепостной деревне своего деда Чанниково. Его жена Дарья Филипповна преподавала  французский язык в Воскресенской школе. Проработала она там до смерти мужа, после чего уехала в Москву к детям.


В 1927 г. на базе усадьбы была создана огородническая артель. Затем образовался колхоз "Делегатка". В 1931 г. в барских домах открылась школа, детские ясли, сельский совет, почта, изба-читальня. В 1964 году был создан совхоз «Воскресенский». Основным направлением совхоза со временем стало мясо - молочное животноводство. Центральная усадьба совхоза располагалась в селе Богородском, а в Галибихе было одно из отделений совхоза. На лесопильном заводе, который появился на краю деревни за Смородинкой пилили тес, который отправляли в южные районы страны, на Украину и в Молдавию. В это время в деревне был сельский совет, участковая больница, которая располагалась в каменном здании усадьбы Левашовых, почта, средняя школа, дом культуры. В 1960-е на территории усадьбы Левашовых был открыт дом отдыха Горьковского дома ученых, турбаза «Ветлуга».
В 1975 г.  деревне появился водопровод, в 1985 г. – асфальтовая дорога. Деревня была шумной и многолюдной. В трудные 1990-е закрыли почту, дом отдыха, еще раньше закрыли больницу, склады сельпо. Сгоревший в 1996 г. лесозавод больше не восстановили...


А теперь перенесёмся в соседнее (почти) село Успенское, где расположена усадьба А.Г. Казанцева. Найти какую-либо информацию по этому месту мне не удалось. Поэтому рассмотрим лишь фотографии главного дома со всех сторон и в подробностях.






Обходим дом с другой стороны.


Поскольку снимали уже при закате, в тени и против солнца, цветовая гамма немного искажена.




Довольно милый и уютный домик. Сейчас здесь располагается некая турбаза.






Вот такие удивительные, сохранившиеся деревянные усадебные дома, можно встретить на берегах Ветлуги.


История усадьбы Галибиха взята с сайта http://ggaliba.ucoz.ru
Tags: 2013, Нижегородская область, деревянное зодчество, заброшенные усадьбы, усадьба
Subscribe

  • В верховьях Вохмы

    Возвращаюсь к продолжению повествований о Питерском путешествии. Сегодня — третья часть — часть, посвящённая исключительно моему опыту…

  • Храмовый комплекс Пермогорья

    Церкви «Пермских Гор» Решил ненадолго прервать нить повествований о похождениях Тёмной Стали в костромских дебрях и, отложив…

  • Кто где, а я побывал в Раю!

    Шесть тридцать утра. Попал вроде бы туда, но апостол Пётр у врат встречен не был. Хм... Итак, этим постом уже более детально, с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments

  • В верховьях Вохмы

    Возвращаюсь к продолжению повествований о Питерском путешествии. Сегодня — третья часть — часть, посвящённая исключительно моему опыту…

  • Храмовый комплекс Пермогорья

    Церкви «Пермских Гор» Решил ненадолго прервать нить повествований о похождениях Тёмной Стали в костромских дебрях и, отложив…

  • Кто где, а я побывал в Раю!

    Шесть тридцать утра. Попал вроде бы туда, но апостол Пётр у врат встречен не был. Хм... Итак, этим постом уже более детально, с…