?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Доехали до Усвят
deni_spiri


Продолжая тему смоленского отдыха, предлагаю вашему вниманию третью часть путешествий в поисках заброшенного. Исследовательская поездка по окрестностям Смоленского Поозёрья увенчалась успехом. Нами были обнаружены: старинная усадьба Огонь-Догановских, а так же несколько заброшенных церквей. Эти находки ждали нас в Смоленской области. Но путешествие в поисках забытых храмов не ограничилось только этим и на карте нас настолько привлекли названия деревень Усвяты и Удвяты, что мы умудрились ради них укатить в Псковскую область. И оказалось не зря! Там осмотрели малоизвестную усадьбу Родзянко и руины винокуренного завода братьев Корвин-Куровских.


Первым объектом стали руины некогда величественной (видно по архитектуре и богатому внешнему декору в кирпичном стиле) Казанской церкви в посёлке с красивым названием Каспля. Возведение храма в честь Казанской иконы Божией Матери началось 2 октября 1905 года. Здание строилось по проекту епархиального архитектора Е.Ф.Лыщинского.


Все черновые работы – доставка кирпича, леса и других материалов – производились бесплатно в течение всех 9 лет строительства. Камень для фундамента, стоивший 23000 рублей, был подарен прихожанами –каменщиками. На постройку церкви 500 рублей пожертвовал император Николай II, сделал вклад и протоиерей Иоанн Кронштадтский. Сейчас мы можем видеть лишь руины.  С каждым годом кладка рушится и осыпаются внутрь кирпичи.


К 1914 г. храм был окончен. Новая церковь расположилась на берегу реки Каспли, за много верст можно было видеть блеск её золотых крестов. Прекрасно был выполнен калужским живописцем П.С. Балашовым иконостас, стоивший 5500 рублей. Стены церкви украшали иконы, подаренные в Касплю из Поречского собора. К сожалению не уцелео ни одного фрагмента росписи и других деталей внутреннего интерьера.


В 1938 г. храм был закрыт, здание использовалось под клуб, звуковое кино и радиоузел. 1990 год — храм передан верующим для восстановления и дальнейшего использования...




Едем далее. Село Гласково.


Старинная церковь с достаточно редким названием — Ахтырской иконы Божией Матери. Построена в 1787 г. на средства секунд-майора Герасима Андреевича Мицкого.


Постепенно церковь обветшала. Преосвященный Иосиф (Дроздов), епископ Смоленский и Дорогобужский, обозревая Епархию в 1875 г. в журнале о состоянии храмов сделал запись: "В селе Глазкове церковь каменная, двухпрестольная, ограда есть, но полуразрушенная, крышу на церкви нужно поправить".


Поправили ли крышу или нет, этого мы уже никогда не узнаем.


Зато знаем точно, что крышу да и саму церковь уже никогда не восстановят,  т.к. само село наполовину вымерло, а в округе по меньшей мере пять полностью вымерших деревень.






В деревне сохранился ещё один немаловажный и даже более. За которым уже много лет никто не ухаживает. К сожалению, его ждёт такая же печальная участь, как рядом находящегося храма и самой деревни,  — полное забвение. Это памятник погибшим в Великую Отечественную Войну.


Следующим посещаем село Торбеево. В нём в 1793 г. А.Н. Лобанова-Ростовская, жена действительного статского советника, построила каменный храм Вознесения Господня.


А это мы уже в селе Бакланово, где от церкви осталась лишь руинированная колокольня, 1816 года постройки. В годы войны само здание церкви было уничтожено во время артиллерийского обстрела.


Но не этим примечательно некогда большое село. Бакланово, расположенное на берегу Баклановского озера, известно как деревня с XVII века, когда здешние земли раздавались пришедшим на Смоленщину польско-литовским завоевателям, которые оседали на них вместе с привезёнными семьями, начинали строить дома, вести хозяйство. После возвращения этих территорий в состав Московского государства местная шляхта, дав присягу русскому царю, оставила за собой не только земли и имущество, но и значительные привилегии. Так, в Поречском стане, позднее — уезде, появились фамилии Огонь-Догановских, Повало-Швейковских, Энгельгардтов, Шупинских, Милитинских и что удивительно — Потёмкиных.


Первым известным владельцем Бакланова был Пётр Голимонт — один из руководителей, сначала обороны, а затем и сдачи русским войскам Смоленска в 1654 году. Затем деревня перешла его зятю П.Д. Догоновскому и по наследству досталось внуку Богдану Константиновичу Огонь-Догоновскому — с этого имени и начинается история усадьбы в этом селе. Затем во владения вступил сын Александр Богданович, коллежский ассессор, женатый на Надежде Богдановой, дочери Потемкиных.


В 1817 г. Бакланово принадлежало Никанору Александровичу Огонь-Догановскому — герою войн с Наполеоном за сражение при Кульме награжденного Золотой Шпагой. До 1846 г. принадлежала помещице М.А. Шупинской (урожд. Потёмкиной, по первому мужу Энгельгардт), до 1887 г. — её сыну штабс-ротмистру А.А. Энгельгардту.  Александр Андреевич Энгельгардт свои владения не приумножил, более того, в смоленском архиве хранится документ за 1863 год "Объявление о продаже недвижимого имения за долги". Бакланово было продано некоему дворянину А.Н. Милитинскому только в 1887 г., после смерти А.А. Энгельгардта, и до 1917 года принадлежало В.Н. Милитинской.


К уцелевшим усадебным постройкам относят завалившееся здание бывшей почты.




В наследство от почты остались голые стены и печи.


Здание стоит на фундаменте из валунных булыжников.


Ещё к усадебному ансамблю относят руины колокольни при церкви, построенной ещё в 1816 г. (их мы видели чуть раньше).


Покосившиеся школьные постройки.


Внутри школьных зданий сохранилось множество учебных пособий.




Классы отапливались дровяными печами.


Телек со ставнями.


Пособие по развитию навыка устной речи (немецкий язык) 1959 год издания.


Этот плакат приблизительно того же года выпуска.




В углу растёт деревце.


Рядом с которым можно было послушать пластиночку.


Опустели классы, школьные площадки. Куда же делись все эти дети, что учились здесь?


Пожалуй хватит грустного в этом блоге. Лучше расскажу об усадьбе в городе Усвяты, Псковской области. По пути к этому небольшому городку, меж двух озёр Узмень и Усвятским, расположен посёлок Удвяты, который в свою очередь так же находится между озерами только Удвятским и Успол. В посёлке Удвяты сохранились ещё руины винокуренного завода братьев Корвин-Куровских.


Корвин-Круковские — литовский дворянский род, восходящий к началу XV века. Род Корвин-Круковских внесен в VI часть родословных книг Виленской, Ковенской и Псковской губерний. Братья Корвин-Круковские в своих уездах слыли крупными помещиками. И при имении М.П. Родзянко (вдова В.П. Родзянко) имели собственный винокуренный завод. Который функционировал и в советские годы. Сейчас же представляет из себя руины огромной крестообразной площади.




Рядом с заводом расположен дом управляющего.




Ну, а теперь сам усадебный дом Родзянко.


Расположен "дворец" на самом высоком городище посёлка, на берегу Усвятского озера. Городище носит название Замковой горы - происходит от существовавшего здесь в XVI-XVII веках замка, который был построен в 1566 году, во время Ливонской войны. Город Усвяты переходил от русских к полякам и до середины XVIII в. находился на территории Белоруссии, входящей в состав литовских владений Речи Посполитой. Окончательно Усвяты возвратились в состав России в 1772 году и были приписаны к Велижскому уезду Витебской провинции Псковской губернии.


В 1773 году Екатерина II подарила Усвяты генерал-прокурору Российской империи князю А.А. Вяземскому. Известно, что в первой четверти XIX в. на Замковой горе стояла усадьба, принадлежащая княгине Юсуповой, а в 1880-1890 годы на месте деревянной усадьбы построен дом помещика В.П. Родзянко.


Дом представляет собой образец архитектуры периода эклектики, сочетая в своем облике элементы польско-литовских средневековых замков. В области подобное сооружение единственное. До 1917 г. в доме проживал управляющий Крапивин с семьей.
С 1917 до 1941 г. в доме размещался детский дом; затем интернат Усвятской средней школы, сейчас музей.


На этом наше путешествие по смоленской губернии не заканчивается. Впереди отчёт по деревням и сёлам,
в которых никто давным-давно уже не живёт...

  • 1
Сначала перестают верить, а потом помнить.

У нас так в отношении всего, пожалуй.

Edited at 2012-12-01 07:10 am (UTC)

  • 1